Никто не пишет литературу для гордости, она рождается от характера, она также выполняет потребности нации...
Ахмет Байтурсынов
Главная
Блоги
Участковый

Блоги

12.06.2022
738
0

Участковый

После окончания планерки заместитель начальника отдела попросил одного из участковых инспекторов зайти к нему в кабинет. Ахметов Серик Болатович, в звании подполковника, сорока пяти лет,  худощавый и всегда подтянутый, но уже с приличной сединой волос  на висках , стоял у  открытой форточки окна и курил, когда  лейтенант, постучав в дверь, вошел в кабинет. Тот, докурив, сел на свое кресло и указал ему на стул.

 

- Как у тебя на участке?  Елюсизов  еще на больничном и тебе, конечно, трудновато.

 

- Да. Сапара, наверно, до конца месяца  не будет.

 

- Трудно вдвоем. Мы уже поставили вопрос перед руководством управления о добавлении третьего участкового. Но, все -таки  у вас  не такая  большая и сложная территория в сравнении с другими.

 

Участковый инспектор слушал и ждал, чем закончит Серик Болатович. Он всего чуть больше года  работает на должности, после окончания школы милиции , но уже  знал, что руководство редко  позволяло себе проводить аудиенции  с подчиненными. Для этого нужны серьезные причины. Потому что работа отдела по руководству  участковыми инспекторами  сложная и многогранная. Времени даже на встречу с личным составом ограничено. И без этого хватает решать многочисленные текущие вопросы. Да и подчиненным больше надо быть на обслуживаемом участке. И  по началу беседы   не похоже, что  вызовом послужило  жалоба на него от жителя с участка или от  следствия, дознания, чьи поручения приходиться выполнять.

 

– Алихан. Я пригласил тебя, чтобы дать  один материал. Я мог, как обычно отписать тебе. Но решил с тобой переговорить. Ты у нас уже не новичок и меня поймешь. Сделаешь как надо. Материал  мне передали из уголовного розыска. В самом деле, ничего сложного нет. Из больницы поступило сообщение о том, что  у них лежит молодой человек с поврежденной селезенкой.  Оперативники могли сами отработать материал. Но, в первых, потерпевшему сделали операцию и он находиться в реанимации.  Во вторых, когда переговорили с матерью, которая была в больнице, та сообщила, что сын сказал, будто подрался с неизвестными и не хочет обращаться в милицию.  И поэтому нам передали, чтобы мы  выяснили,  где и что конкретно произошло.  Заявления нет, но по характеру полученных повреждений, похоже, уголовное дело  возбуждать придется. Поэтому  до получения медицинской экспертизы  необходимо выяснить обстоятельства произошедшего. Уголовный розыск зашивается .  Заниматься придется тебе одному. 

 

- Уголовному розыску   материал бы скинуть.  И так поручениями вместе со следователями закидывают. Не преминул высказаться  Алихан.

 

- Ладно. Не бурчи. Ты же знаешь, что работа нашего управления в основном оценивается по результатам раскрытия преступления и отправки дел в суд. А этим занимаются именно следователи и оперативники.  Другие службы оказывают посильную помощь.  И еще для чего я тебя вызвал.   Родители потерпевшего известные в городе люди. Тебе   необязательно знать.  И с   ними тебе не надо будет встречаться. Если  они узнают, что  по их делу занимается простой участковый, а не следователь, поднимут шум.  Нам дали только три дня. Не срочные  свои дела отложи. По другим поручениям и указаниям обращайся ко мне. Решим.

 

Алихан выйдя из управления, поехал в опорный пункт.  На исполнении у него было  несколько заявлений, поручений от следователей.  Да и требование руководства по выявлению очевидных преступлений, связанных с наркотиками, незаконное хранение оружия надо было выполнять. По ним ежедневно отчитывались.  Но, видимо, в эти три дня, пока будет заниматься  с делом, полученным от Серика Болатовича, ему не  надо будет  отчитываться .  Три дня. Вроде и не так уж мало. Но, если заниматься только этим делом.  Алихан  сейчас один  в опорном пункте. Работает на два участка. За себя и  за второго участкового инспектора. И дел, хоть и не уголовных, хватает. Каждый день  поступают  жалобы, сообщения о правонарушениях, на отработку которых тоже нужно немало времени. И еще других, входящих в обязанности участкового инспектора. Поэтому велся рабочий дневник, где  планировалась работа и результаты  выполнения. В опорном пункте Алихан   в своем дневнике скорректировал план работы на сегодня. Выполнение полученного дела не стал откладывать на вечер, когда больше шансов найти очевидцев произошедшей драки. Потому что люди после работы будут дома, да и во дворах будет немало, когда уже станет прохладнее после дневной жары. Надежда была, как всегда, на пенсионеров ,которые  в большинстве находятся дома.  Алихан негласно  считал  их своими осведомителями.  Благодаря им участковому, выясняя обстоятельств происшествия и установления правонарушителя удавалось обойтись  без опроса большого количества  людей на участке,  не тратя для этого много времени.  На этот раз Алихану  повезло. Во дворе дома, напротив которого и произошло, расследуемое преступление, он встретил Екатерину Семеновну, которая как видно по наполненной сумке, пришла из магазина и, перед тем, как подняться в свою квартиру, решила посидеть передохнуть в тени на скамейке у подъезда. Она была одна из активных осведомителей участкового. От нее всегда можно было получить интересную информацию. Алихан поздоровался с ней и предложил помочь донести сумку до квартиры. Она жила на четвертом этаже. Пенсионерка не отказалась. Они не спеша поднялись на этаж. И участковый по ходу, интересуясь ее здоровьем и житьем, спросил - не видела ли она во дворе драки. Драки она не наблюдала и ни от кого о таком не слышала.

 

Но вчера  поздно вечером, когда вышла на балкон, который у нее находиться со стороны проезжей части,  увидела, что рядом с гаражами, расположенные  напротив, громко говорили молодые люди. Двое стояли у машины, а третий, постарше тех, чуть в стороне. Он был в спортивной форме. Пенсионерка не могла расслышать,  о чем шел разговор. Но явно не дружелюбный. В это время послышался сигнал милицейской  машины.  И один,  оттолкнув мужчину в спортивке,  который упал,  побежал вглубь гаражей. Другой, сел в машину и уехал. Милиция проехала мимо. А мужчина быстро  встал и тоже побежал вглубь  гаражей.  Екатерина Семеновна описала тех двоих, но не смогла назвать марку машины и его номер.  Зато сказала, что мужчина  ей  знаком. Он каждый день в такое позднее время бегает у их дома. Видимо проживает, где то рядом.  Алихан, расставшись с  пенсионеркой, присел на скамейку у подъезда и задумался.  По словам Екатерины Семеновны во дворе драки не было. Ей можно было верить. Она  живет одна и по вечерам сидит у подъезда или  на  своем балконе. Старается быть в курсе событий не только их подъезда, где она считается старшей, но и всего двора. Значит, у их дома в тот вечер было одно только примечательное событие, о котором  она и рассказала. Возможно,  тот мужчина смог догнать парня и между ними и произошла драка на территории этих гаражей. Получается, вырисовывался, подозреваемый. Алихан решил дальше не искать очевидцев драки, а вернуться сюда поздно вечером  и попытаться  встретить мужчину , который в одно и тоже время появляется на своей беговой дорожке. Доставит в опорный пункт  и выяснит,  что произошло  между ним и этими двумя молодыми людьми. Если его догадки подтвердятся,  то за один день закончит с этим заданием и передаст дело в уголовный розыск.  С таким настроением поднялся со скамейки и пошел работать на участке по имевшему у него заявлению. Он не  мог тогда знать,  насколько осложнится  это дело  с поврежденной селезенкой. И какую роль придется сыграть ему в судьбе подозреваемого спортсмена.

 

Тротуар на этом месте освещал только один фонарь. На двух других столбах фонари не горели. Поэтому , из за недостаточного освещения, Алихан, который вместе со своим внештатным помощником, спортсменом студентом по имени Нариман.  стоял у стены жилого дома, не сразу заметил мужчину в спортивной одежде. Его силуэт  возник уже  ближе к освещенному месту . Мужчина  не мог  увидеть их в темной стороне дома. Поэтому для него оказалось неожиданным появление перед ним человека в милицейской форме. Он остановил свой легкий  бег прямо перед ним.  Алихан рассчитывал на свое неожиданное появление.   И выражение лица мужчины подтверждало  это . Используя ситуацию, участковый и его помощник подошли вплотную к спортсмену с двух сторон.

 

- Здравствуйте. Я участковый инспектор. Сказал Алихан, наблюдая за выражением лица и рук, стоявшего напротив него человека, чтобы предугадать и предотвратить с его стороны какие либо действия против них.  Но похоже , хоть и  неожиданная была их встреча, мужчина  был внешне спокоен.

 

- Я хотел бы с вами переговорить. Продолжил Алихан. Для этого попрошу  вас пройти со мной в опорный пункт. На удивление участкового и его помощника, спортсмен не задал никакого вопроса. Молча последовал за ними.

 

В опорном пункте  мужчина назвался  Фархадом. Приехал из  района и проживает у дяди. У себя не стало  работы, и он решил, как и многие другие  из сельской местности, устроится в городе. Дома остались жена и двое детей. Сейчас проходит курсы водителей. Дома работал на тракторе.

 

Алихан  записал слова Фархада. Затем, узнав номер телефона, позвонил в квартиру дяди и попросил принести  удостоверение личности задержанного.

 

- Теперь расскажите мне, что  произошло  с вами вчера на территории гаражей? Задал  он вопрос Фархаду, который  так и не спросил,  почему его задержали. Из этого участковый про себя делал вывод, что  тот догадывается о причине задержания. И Фархад начал рассказывать.

 

Вчера он, как обычно, делал пробежку вокруг  ближайших домов. Дело в том, что он у себя в районе с юного возраста занимался боксом. Участвовал и занимал призовые места в областных соревнованиях. Приехав сюда, поддерживал свою спортивную форму. Пробегая рядом с гаражами, увидел, двух молодых парней, которые стояли  у машины. Один передал другому пакет и  сказал- эти наркотики более сильные , размножай по мельче. Он остановился. Развернувшись, подошел к ним ближе, чтобы убедиться в своих подозрениях. Тот, что передал пакет, увидев его движения, громко спросил, что  надо и потребовал уходить от них, если не хочет проблем. Второй сделал к нему шаг  . В это время послышался сигнал милицейской сирены, и парень резко толкнул его руками. Фархад упал, споткнувшись об лежащий позади  камень. Тут  один быстро сел в машину и уехал, а другой побежал дальше в гаражи.

 

- Почему вы побежали за парнем? Продолжал спрашивать Алихан. Это же рискованно. Надо было дать знать милицейской машине.

 

– Милицейская машина проехало очень быстро. Видимо они ехали мимо, на какое то происшествие. Нас не заметили. А бежал за ним, потому что у него на руках оставался пакет. Если это наркотики, то  их будут же распространять.

 

- Хорошо. Побежали. Догнали?

 

- Догнал. Он застрял между двумя гаражами. Он знал эти места, но ошибся. Там, где раньше проходил, было перекрыто. Это я понял, когда услышал его ругань. Увидев меня,  он вышел на встречу. Сам  худощавый, костлявый, но агрессивный и еще  в руках держал нож. Махал им передо мной. Я ему говорил бросить нож. Но он только ругался. Было темновато. Мне удалось  одной рукой выбить нож и другой ударить в грудь. Я хотел сбить его дыхание, как обычно делают боксеры на ринге. Чтобы соперник ослаб. Парень размяк и присел.  Я подобрал нож и вошел между гаражами. Хотел пакет взять. Потом с пакетом сдать его милиции. Но пакета не нашел. Возвратился назад. И парня уже не было. Я еще походил, но так и не понял, куда он делся. Видимо, через  другой проход ушел. Потом вернулся домой.

 

- Почему не позвонили в милицию? Продолжал выяснять Алихан.

 

- А что я скажу? Если бы хоть пакет был у меня. Как вы говорите, вещественное доказательство  о том, чем занимались эти парни. Я, кстати на следующее утро по пути на курсы, еще раз прошелся в этих гаражах. Нет пакета. Похоже, этот парень его, куда- то сбросил, а потом подобрал.

 

В дверь постучали. Нариман, сидевший рядом с Фархадом, встал и открыл дверь. На пороге  стояла девушка  в белой футболке и синего цвета трико. После того, как ей предложили войти, она подошла к столу и поздоровалась с Алиханом.

 

- Я принесла  удостоверение,  сказала она . Алихан обратил внимание на ее большие глаза  с длинными ресницами, которые смотрели на него прямо не моргая.

 

- Зачем вы задержали моего брата? Спросила она. Держалась она уверенно и голос звучал звонко с оттенком негодования. Видно,  эта девушка не первый раз имела дело с  милицией.

 

- Она не знает, что произошло со мной, поспешил сказать Фархад, испугавшись  не желательной реакции участкового на резкий тон сестры. А  тот    молча смотрел на девушку. И взгляд его уже не был таким строгим, как при разговоре с задержанным. Скорее удивленный и даже слегка растерянный. Так бывает, когда  неожиданно встречают девушку, которая производит особое впечатление.

 

- Это твоя сестра? Алихан наконец отвел взгляд от вошедшей и посмотрел на Фархада.

 

- Да. Райхан. Ответил тот.

 

- Присаживаетесь. Участковый указал на стул рядом с ним.  Давайте удостоверение. Райхан села и, протянув документ , повторила свой вопрос. И голос  прозвучал уже требовательно. Алихан, просмотрев удостоверение, повернулся к ней . Большие глаза продолжали на него смотреть не мигая.   Тонкие черты лица, белая кожа резко выделялась на фоне черных опущенных до плеч волос. Исходящий  от нее аромат духов с  телесным запахом,  почему то так взволновал, что он прямо заставил себя собраться, чтобы спокойно объяснит ситуацию с ее братом. При этом решил не рассказывать  всех подробностей.

 

- Ваш брат оказался свидетелем происшествия. И я его опрашиваю.

 

- Какого происшествия?

 

- Вот мы и выясняем.

 

– Да. Потом выясните, что мой брат виноват.

 

– Райхан. Иди домой. Там будут переживать. Фархад решил вмешаться в разговор и успокоить сестру. Поверь мне. Все будет в порядке.   Уверенный голос  брата вроде  успокоил ее. Но, она, вставая со стула, еще раз посмотрела  на участкового. Его ответный взгляд  не был уже так  строг. Она заметила , что то другое.

 

Поняв, что ей больше  ничего не скажут, вышла из кабинета. Закрылась дверь, и у Алихана возникло ощущение какой-то утери.

 

- Спасибо, что вы ей ничего не сказали. Я не хочу их волновать. Еще  дома узнают, жена, родители.

 

-  Это вопрос времени. Голос участкового опять стал строгим и взгляд сосредоточенным.  Установив личность и имея на руках удостоверяющий  это документ, Алихан мог более спокойно вести допрос. Теперь,   Фархад находился полностью в его распоряжении. Он мог  его доставить в управление  и по рапорту, о задержании подозреваемого  сдать дежурному. Завтра  уже по нему  уголовный розыск  будет принимать решение. А он получит благодарность от руководства за  то, что быстро установил подозреваемого в совершении преступления.  Но, Алихан принял другое решение.  Отпустил своего помощника Наримана, который обычно оставался с ним до конца, после ухода домой других студентов. И остался с Фархадом.

 

- Продолжим. Вы сказали, что подобрали нож. Где он?

 

- Выбросил. Зачем он мне? Простой складной нож. Я ведь тогда и не думал, что  небольшая драка заинтересует милицию.

 

- Да. Возможно, так и было бы. Но тот парень, которого вы ударили, оказался в больнице с поврежденной селезенкой. Ему сделали операцию. И, это повреждение будет считаться средней тяжести. По нему возбудят уголовное дело.

 

- Как селезенка? Как операцию? Фархад  приподнялся со стула. Я не сильно ударил. Он только упал. Потом я его искал и не нашел. Значит сам ушел.

 

- Ты же говоришь, что он был щуплым. Вашего такого тихого удара оказалось достаточно для него. Не рассчитали вы.

 

- Но я же оборонялся. А он в своем заявлении, что говорит? Сам ножом угрожал. Еще наркотики распространяет. Фархад  явно был обескуражен таким поворотом событий. Алихан почему то верил ему. Хотя,  в данной ситуации, он не должен  верить  человеку, подозреваемому в преступлении.  Его обязанность беспристрастно опросить и все. Может, этому  повлияло и  приход сестры.  Большеглазая не только принесла документ брата, но,  похоже, готова была встать  в его защиту.  Это дружное семейство  начало вызывать у участкового симпатию.  Не хотелось, чтобы, сидящий перед ним мужчина, в действительности пытавшийся  предотвратить преступление, оказался сам  осужденным. Но его возможности, как участкового, ограничены. Он должен будет собрать материал и передать в уголовный розыск. А что у него есть?  Только  один очевидец конфликта между молодыми людьми и один из его участников, который и признается, что нанес удар. Других свидетелей нет. Если уголовный розыск в таком виде все получит, то может, случится, что  они долго заморачиваться не будут, а передадут  материал в  следствие,  для дальнейшего возбуждения уголовного дела. А, информацию, о  передачи наркотиков скинут в  отдел по борьбе с распространением наркотиков . И, далеко не факт, что  эта информация  найдет свое подтверждение. Наркотиков не найдут. Потерпевший в этом, конечно не признается.  А доказательств, кроме слов Фархада, нет.

 

- Давайте так. Сейчас напишете все,  как  было в подробностях. Постарайтесь описать  этих двух парней.  И пойдете домой.  Завтра утром здесь встретимся. Покажете, где     догнали парня и, главное, куда выбросили нож. Если надо, я  выпишу повестку, покажете преподавателю на своих курсах.   Удостоверение останется у меня.  В тот день они так и расстались.  Алихан жил не далеко от опорного пункта. Пока шел домой, обдумывал свои действия по этому делу. Если завтра им удаться найти нож,  на котором потом найдут отпечатки пальцев потерпевшего. Что это даст в пользу Фархада. С его стороны не было избиения. Он оборонялся от ножа. С другой стороны, не потерпевший гнался за ним, а наоборот за ним гнались. Поэтому получается, как бы, он оборонялся, пугая ножом. Доказательств, что Фархад гнался для того, чтобы задержать человека с наркотиками в руках, нет. Если забыть о наркотиках, то получается  обоюдная драка. Уголовное дело возбудят по факту получения телесных повреждений средней тяжести. И могут приостановить в двух случаях, учитывая отсутствие заявления  от потерпевшего, примирение  сторон, а также  в связи с отсутствием   подозреваемого .  Получается,  у  Алихана два варианта действий по этому делу. Найти подтверждение тому, что  Фархад пытался задержать  человека с наркотиками. И тогда он становится не подозреваемым, а активным гражданином, пытавшимся предотвратить совершение преступления. Даже героем, вставшим на пути  распространения в  городе очередной партии наркотиков. Или, доложить  руководству, что  не удалось установить человека, нанесшего  повреждение потерпевшему.  Первый вариант отпадает в связи с  недоказуемостью. В первых наркотиков никто не видел. Фархад сам видел только пакет и  все.  Его слова  о том, что говорили двое парней между собой, ничего не значат. Ну и, конечно, никто не признается, что эти наркотики были. По второму варианту  тоже не все просто. Да, потерпевший отказывается писать заявление. Но его родители требуют найти и наказать того, кто  ударил их сына. И они имеют влияние на руководство управление милиции, которое  в свою,  очередь будут требовать  от  своих подчиненных. Сейчас это поручили ему. Он доложит, что не нашел. Передадут другим. И те найдут. Эти  мысли он сбросил, как, только, открыв своим ключом дверь, вошел в квартиру. Дома он был, прежде всего, сыном своей матери, которая должна у же в это позднее время спать. Но Алихан знал, что  она не уснет, пока не услышит приход сына.  Стараясь не шуметь, он прошел на кухню. Подогревая ужин на плите, услышал за спиной голос матери.

 

- Поздно ты сегодня, сынок. Что - то случилось на участке?

 

- Ничего серьезного. Материал в кабинете  дорабатывал. Ложись, мама. Не беспокойся. Завтра и тебе рано вставать на работу.  Мать ушла к себе. Она знала, что сын все равно не расскажет, если даже и случилось серьезное на службе. Весь в отца, который был военным и много лет назад погиб в автокатастрофе. Она не хотела, чтобы Алихан пошел по его стопам. Но он, часто слыша от друзей отца, рассказы  о нем, и решил поступать в военное училище. Не получилось из-за зрения. В детстве при падении  один глаз получил повреждение и в последствие зрение несколько ухудшилось. А в школу милиции  его взяли.

 

Алихан лег в свою постель и закрыл глаза. Усталость  от напряженного дня взяло свое, и он сразу заснул. Приснилась ему  большеглазая, черноволосая, чернобровая  девушка в цветастом платье. Она держала его за руки и, идя впереди,  тянула за собой. Звонким голосом требовала от него идти быстрее.

 

Вещий сон. Утром у входа в опорный пункт милиции   стояла Райхан. Большеглазая, чернобровая и черноволосая. И в цветастом платье.  Алихан, когда заметил ее, стоявшей, нервно перебирая ногами в белых босоножках, понял, что то случилось. Фархад не мог не прийти.

 

- Здравствуйте. Он первым поздоровался, приблизившись к ней. Опять его охватило волнение. Она ответила и они вошли в опорный . Уже  в кабинете, Алихан, предлагая девушке присесть, заметил влажность в ее глазах. Вчера здесь, эти глаза блестели, в отражении света и в них была решимость. А сейчас веки были опущены. Алихану вдруг захотелось  коснуться их. И он уже было поднимал руку. Но Райхан отошла и  села на стул напротив стола, прикладывая платочек в своей руке к глазам.

 

- Почему вы плакали, Что случилось?   Как можно мягче  спросил Алихан.

 

- Она рассказала, что ее брат Фархад, вчера пришел домой  с разбитой головой .Сказал, что упал.  Дома вызвали скорую помощь. Врачи  забрали его. С ними поехал мой отец, его дядя. Через несколько часов они вернулись. У Фархада определили легкое сотрясение головного мозга. Рану на голове зашили. Мы, дома, не верим, что он упал. Но брат ничего больше не говорит. Родители ушли на работу, а я к вам. Фархад говорил, что должен был утром идти к вам. Но сейчас он спит. По рекомендации врача дома он выпил снотворное. Не проснулся еще. Алихан позвонил в управление Серику Болатовичу и сказал, что у него на  участке происшествие. На планерку не успевает. Затем они с Райхан пошли к ним домой. Фархад уже проснулся и собирался звонить участковому.  Он попросил сестру выйти из квартиры. Не хотел, чтобы она знала, о чем будут говорить  они .  Райхан отказалась. Но к просьбе брата присоединился и  участковый.  Она ушла. Фархад начал рассказывать, что с ним произошло, после того, как он покинул опорный пункт.

 

По пути домой, он решил  пройти  мимо гаражей.  Рядом с ними у тротуара, где росла густо трава, должен  был лежать, выброшенный нож. Фонарь на столбе неплохо освещал это место.  Фархад наклонился и руками начал раздвигать траву.  В это время он заметил тень человека от фонаря. Не успел обернуться, как получил удар по голове. Когда  очнулся, в глазах было темно. Он понял, что они завязаны тряпкой. Руки были связаны со спины. Также догадался, что сидит в салоне машины . Машина  стояла. С ним говорил один, но по дыханию и запаху сигарет, в салоне было не менее трех человек. Похоже все молодые. Не старше Фархада.  Говоривший напомнил о том вечере у гаражей, когда он встретился с двумя парнями. Спрашивал, не находил ли я пакет. Он ответил,  нет. Пару раз, ударив Фархада в живот, тот сказал,  если они узнают, что я вру, то найдут меня и будет другой разговор. Теперь знают мое имя и где найти.  Якобы он у них на контроле. Потом открыли дверь и вытолкнули из машины.  Ему удалось через некоторое время развязать руки. Они не очень туго это сделали. Сняв тряпку с глаз,  понял, что,  находится у гаражей. Только  с другой стороны, где нет тротуара и освещения.

 

- Зачем вы туда пошли. Ведь договорились, что утром пойдем. Спросил Алихан, выслушав Фархада.

 

- Хотел точнее вспомнить место, где мог  сбросить нож.

 

- Но, как я понял, не только посмотрели, но и начали искать нож.

 

- Да. Если бы нашел, то не тронул бы. А утром уже показал вам точное место , где он лежит.

 

-  Похоже, они случайно вас встретили . Не могли знать, что в такое позднее время вы окажетесь там.  Но, в салоне был человек, который  узнал по той вечерней встрече. А вот о том, что  о вас знают – это уже вопрос.  Я думаю, что  они не могут найти тот пакет, который  спрятал потерпевший. А последний, видимо, назвал примерное место. Сам, находясь в больнице, не может принять участие в поиске.  Встретив вас, на всякий случай  попытали.  Эти парни надеются его найти. Действительно. Кто  может его взять. Тогда, кроме вас троих, там никого не было. Но, если все- таки не найдут, они вернутся к вам.  Знают, что проживаете в этом районе.

 

- А почему они, если узнали меня, не отомстили за друга. Не  сломали мне что-нибудь. Пуганули и отпустили.

 

- Потому что им не нужен еще криминал. Зачем  опять привлекать к себе внимание милиции. И так один в больнице и милиция этим занимается. Им важен пакет.

 

- И что мне теперь делать?  Фархад был в недоумении. С одной стороны, потерпевший с поврежденной селезенкой. А с другой, эти парни с наркотиками.

 

- Я вас нашел. Выяснил, что вы не избивали, а  оказались свидетелем преступления. Пытались задержать преступника. Но, это,  пока только с ваших слов. И вчерашние события с ваших слов. Свидетелей, и каких либо этому доказательств нет. Я участковый, а не следователь. Мое дело собрать материал и передать его. Принимать решение будут другие. У меня ваши объяснения и нож, если найдем его.  Нож тоже не аргумент в вашу  пользу. Потерпевший может  сказать, что отпугивал вас им. Вы же  за ним гнались.

 

– А, если  вы скажете, что не нашли меня?

 

- Во первых , это должностное преступление, на которое я не пойду. Во вторых, вас все равно установят и найдут. Телесное повреждение серьезное. Хотя пока парень не написал заявление, но родители его настаивают  на принятии мер. Поэтому   уголовному розыску не дадут оставить   преступление не раскрытым.  Да и с меня  не слезут. Ведь произошло на моем участке.

 

-Передавайте материал,  пусть решает следователь и суд.  Я буду стоять на своем.

 

- Какой следователь. Какой суд. Звонкий голос Райхан влетел вместе с ней в комнату. Они не заметили, как она  вернулась. Вы же говорили, что он свидетель происшествия.  И я думаю, что его за это вчера и побили.  Я вам  поверила. Мне вы показались порядочным человеком. Поэтому к вам и пришла сегодня.  Она стояла  у кресла и смотрела прямо на Алихана, сидевшего  на диване с Фархадом. Он не нашелся, что ответить.

 

- Сестра. Не шуми. Поверь мне. Участковый хочет помочь нам. Но тут есть вопросы. Мы их и обсуждаем.

 

- Обсуждаете, что сказать следователю и суду? Значит все настолько серьезно?  И моего брата могут привлечь? Райхан  сыпала вопросами, глядя на Алихана.  Ее пугало  его молчание.

 

- Давайте не спешить с выводами, наконец,  сказал участковый.  Мне сейчас нужно идти в управление. Фархад пройдет со мной в опорный пункт для официального опроса. Затем вернется и будет находиться дома. Никуда не выходит. Тем более ему необходимо отлежаться.

 

-  Почему вы от меня скрываете, что действительно произошло? Райхан  стояла напротив Алихана.

 

- Пусть ваш брат  решает, что рассказать. Ответил ей Алихан и, встав с дивана, направился к выходу из квартиры.

 

- Вернусь, поговорим. Сказал Фархад и последовал за участковым.

 

Нож они нашли быстро. Алихан  пригласил двух, рядом находившихся и знающих его жителей,   как свидетелей процедуры обнаружения ножа и его выемки. Затем все вместе прошли в опорный пункт , где участковый составил протокол  по данному факту, с подписями всех  при этом присутствовавших. Взял от Фархада объяснение по факту  нападения на него. С этим и уехал в управление. В  отделе  по борьбе с распространением наркотических средств узнал, что у них нет никакой информации по его потерпевшему, связанные   с наркотиками.  Зарегистрировав в дежурной части протокол по ножу, получив в секретариате почту, он уже выходил из управления. Подошло обеденное время.  Но, у выхода встретился с Сериком Булатовичем.

 

- Ну, как продвигается твоя проверка по телесному повреждению? Спросил подполковник у Алихана, после  приветствия последнего. Участковый, коротко ответив, работаем, и уже было хотел идти дальше, но руководитель остановил его. Ему не понравился поспешный ответ  с опущенной головой.

 

- Подожди. Пройдем со мной. Они подошли к машине Серика Болатовича, стоявшей  рядом с управлением. Что такой озабоченный? Что - то не получается? Скажи. Помогу. Рука подполковника лежала на плече участкового. Ты установил, кто нанес повреждение?

 

- Алихан  столкнувшись с пристальным взглядом Серика Булатовича, быстро отвел глаза. Не мог он вот так прямо соврать ему.

 

-  Не решаешься сказать, или  подходящих слов не можешь подобрать. Не буду тебя задерживать. Но завтра  ко мне. Доложишь о  материале. Сказав это, он сел в машину. Алихан, проводив  его взглядом, двинулся к остановке.  В такое положение он еще не попадал. За годы работы участковым инспектором с ним много чего случалось.  Как и со всеми его коллегами.  Допускал ошибки при рассмотрении материалов, не успевал их к сроку  исполнить. Не получалось и выявлять очевидных преступлений. Но он понимал, что  такая работа, где  это вполне возможно, и, что не у него одного такое случается. Поэтому  не чувствовал себя настолько неуверенно, как сейчас перед Сериком  Болатовичем. В других случаях у него всегда была уверенность. Он знал, что исправит ошибку, сделает, что не сделал. А, если все - таки не выполнит, то найдет на это объяснение. И не расстроится настолько, что  руководство не приняло  этих объяснений. А, сейчас по, имевшему у него на руках делу, он не знал еще, как поступить. И не знал, что скажет Серику Болатовичу.

 

- Садись, Алихан.  Предложил Серик Болатович, когда они после планерки у начальника отдела, вместе  вошли в его кабинет. Подошел к окну,  закурил. Планерка  хоть была короткой, но нервной. Начальник отдела в жесткой форме выразил недовольство работой.

 

- Ну, рассказывай, что у тебя с делом, который я тебе поручил.  По моему сроку завтра мы должны его вернуть в уголовный розыск.  Спросил подполковник, вернувшись к своему столу.  Ты установил лицо, которое нанесло телесное повреждение?

 

- Да. Установил . Ответил участковый и рассказал о том, что он выяснил.

 

- Молодец. Справился. Давай материал. Я его просмотрю. Если все зафиксировал, как положено, передам в уголовный розыск. Подполковник заметил, что участковый  не торопиться вытаскивать из папки дело. У тебя есть вопросы? Я еще вчера обратил внимание  на тебя, когда спросил об этом деле. Говори.

 

- Серик Булатович, начал Алихан. Я хотел еще поработать с материалом.

 

-  Ты что. Хочешь, чтобы я его тебе оставил? Зачем?  Как я понял с твоих слов, больше добавить к нему у тебя нечего. Главное лицо, нанесшее телесное повреждение тобой установлено и даже задержано и опрошено. Нож имеется. Есть свидетель конфликта.  Хорошо поработал. И я не сомневаюсь, что и оформил все правильно.

 

- Вы же  в тот раз говорили, что уголовный розыск зашивается делами. Экспертиза еще долго не будет готова.  А я доработаю материал.

 

- В первых, дорогой, это дело не в твоей компетенции. По нему ты выполнил мое поручение. Все.  У тебя по участку своей работы хватает.  Во вторых, ты можешь продолжить работать по данному происшествию и предоставить  дополнительную информацию в уголовный розыск, следствие. Но держать у себя материал на возбуждение уголовного дела, я позволить не могу. Да и зачем нам эта головная боль. Что - то ты не договариваешь Алихан. Голос руководителя  стал строже.

 

- Серик Булатович.  Я не хочу, чтобы привлекли к уголовной ответственности, которого я установил. Решил признаться участковый. Услышав это, подполковник пристально посмотрел на участкового.

 

- Почему ты решил, что его обязательно привлекут.   До суда по материалу будут работать, и в суде  будут учитывать все факты. Да еще и заявления от потерпевшего нет.

 

- Серик Булатович. Уголовный розыск не будет долго заморачиваться. Передаст дело следствию. А там и заявление потерпевшего появится. Ведь родители настаивают на наказании. И люди они известные в городе. Следствие не будет возиться. Отправит материал в суд.

 

- Если даже так. Тебе то что. Подполковник терял терпение. Что ты там надумал? Отвлекшись на телефонный разговор, начальник повернулся к подчиненному, готовый выслушать его ответ на вопрос.

 

- Серик Булатович. По сути. Человек, нанесший эти телесные повреждения, пытался задержать человека с наркотиками. Подтверждение тому то, что потерпевший не хочет писать заявление. Не хочет, чтобы такая информация всплыла  во время следствия. Из  того, что доказательств на это нет, то следствие ограничится  телесным повреждением. Если вы мне оставите материал на доработку, я попытаюсь найти эти доказательства. Если же не найду за тот срок, который  мне предоставите, тогда материал вернется с тем, что есть  на возбуждение уголовного дела.

 

Подполковник изучающе смотрел на Алихана . Тот не отвернул своего взгляда.

 

-  Ты хочешь помочь ему. И не доверяешь следствию. Некоторое время молчавший, сказал Серик Булатович. Поэтому вариант  работы без материала на руках тебя не устраивает. Ты настолько веришь этому человеку?

 

- Верю. Познакомился с их семей. Хорошие люди. И не похоже, что история с наркотиками им придумана в оправдание. Потому что, как я вам рассказал, он при задержании не знал о нанесенном им телесном повреждении.

 

- В моей практике я мало припомню случаев, когда участковый  брал на себя ответственность, заявляя о невиновности  задержанного за совершение правонарушение или преступление, когда уже  есть факты его причастности. Тем более браться помочь тому, если, конечно, им не оказывался близкий ему человек. На это не пойдут и сотрудники уголовного розыска и следствия.  Ты на это идешь и просишь меня в этом поддержать. Получается, и я беру такую же ответственность. А ты знаешь, какие есть риски? Первое, собирая свои доказательства, ты можешь столкнуться с преступниками, связанными с распространением наркотиков. Причем группой преступников. А это не то, что ты делал раньше. Выявляя   хранение наркотиков. Второе. Родители потерпевшего будут не согласны с обвинением их сына в связах с распространением наркотиков. Они известные в городе люди и для них это недопустимый позор для семьи.  Так что  я считаю, что не надо на это идти. Пусть всю ответственность за это дело несут, кому положено. Зачем нам с тобой такая головная боль.

 

– Я обещал, что сам разберусь. Алихан не сдавался. Серик Булатович закурил. Встал и подошел к окну.

 

- Мне нравиться твое желание помочь человеку, в невиновности которого ты убежден. Не знаю. Сохранишь ли эти качества после многих лет службы. Он говорил, смотря в окно.  Но у меня еще один вопрос. Почему ты признался, что  установил лицо, нанесшего телесные повреждения. У тебя был вариант сказать, что еще не нашел. Может я тебе дал бы еще срок поискать. И у тебя было бы время,  о котором сейчас просишь. Сказав это, подполковник сел в свое кресло и  посмотрел на своего подчиненного. Ему явно был интересен ответ. Опять отвлек звонок телефона. Разговор на этот раз был коротким.

 

-  Признаться, такая мысль у меня была. Конечно. Но я подумал. В первых, такой срок вы можете не дать. Тем более, как вы говорите, родители потерпевшего известные люди и идет давление на руководство управления. , Вернете в уголовный розыск, который по требованию руководства обязательно  быстро найдет  подозреваемого и закроет его.  Во вторых , я не смог бы вам соврать.

 

– Вижу, ты все понимаешь. Поэтому  дело я, конечно, заберу. И передам уголовному розыску. Нам хвала. Лицо, нанесшее телесное повреждение, установлено. А ты, если так хочешь помочь подозреваемому, найди конкретную информацию о тех лицах, связанные с распространением наркотиков, о которых  он говорит . Только информацию. Ее мы передадим в отдел  по борьбе с распространением наркотиков. Возможно,  они им известны. Она должна быть  такая, чтобы их сотрудники смогли привлечь  людей  за наркотики. В ходе этих разбирательств и выяснятся обстоятельства произошедшего. Это позволит,  смягчит  его вину.  Повторяю. Только информация. Не вздумай самому принимать решения и, тем более что - либо предпринимать по задержанию. Надеюсь, у тебя есть нужные информаторы на участке. С тем и отпустил руководитель подчиненного.

 

Из управления Алихан поехал в больницу, где лежал потерпевший. Он не собирался встречаться с больным. Его интересовал один вопрос. Когда приходили к нему молодые люди. Там, где выдают пропуск на посещение больных, ему сказали, что, кроме родных к больному никто не проходит. Мать вообще с ним в одной палате находиться. Но, вчера  к нему просился пройти один молодой человек. До этого , похожий, приходил. Не родственники. Их они уже знают.

 

Из больницы он поехал к Фархаду домой. Там ждали его.  Дома были и дядя с женой. Их познакомили с участковым. Все были в курсе событий. Собрались в зале. Алихан  сел на стул у стола. Остальные на диване. Кроме Райхан. Она, в домашнем халате,   села на стул рядом с  офицером.  Его охватило волнение от ее такой  близости. Казалось, лицо загорелось. Стараясь не выдавать себя, он начал говорить.

 

- Материал в управлении у меня забрали. Передадут в уголовный розыск.

 

- Фархада арестуют? Звонкий голос перебил Алихана. Он, до этого смотревший в сторону дивана, обернулся и его взгляд встретился с ее большими глазами.  В них был не, сколько тревога, как решимость защитить брата.

 

- Да. Могут задержать. Поэтому я пришел с предложением. Фархад сейчас уйдет со мной. Будет находиться у меня дома. Когда придут с уголовного розыска, скажете, что уехал в район к семье. Будете согласны сообщить ему о вызове в милицию. Вам дадут повестку. Пока Фархад будет возвращаться, я постараюсь найти тех людей, с кем он столкнулся у гаражей. Конечно, на это нужно будет время. И в уголовном розыске, не дождавшись его к назначенному времени явки, начнут задавать вам вопросы.  Сошлитесь на семейные обстоятельства. Какие, сами придумаете. Я думаю, мне хватит дня три.  Домашние молчали. По  ним было видно, что  не совсем понимают  услышанное. Точнее не воспринимают. Участковый собирается спрятать от своих коллег  их Фархада. Сам же  собирается  найти  этих наркоманов, чтобы  доказать его невиновность. Алихан понимал, что для них его предложение неожиданно. Поэтому больше ничего не говоря,  ждал их ответа. Молчание прервала Райхан.

 

- Алихан. Она, впервые обратилась по имени. А почему Фархаду действительно не уехать в район?

 

- Мне он нужен здесь. Коротко ответил он.  Если вы доверяете мне, то давайте закончим вопросы. Мне нужно еще работать на участке.

 

- Спасибо вам. Сказал дядя Фархада. Вы пытаетесь помочь нам. Чужим для вас людям. Надеюсь, что вы обдуманно поступаете, и ваш поступок не повредит вашей работе. Также не навредит и Фархаду. И у вас получится то, что  хотите сделать. Мы же все сделаем так, как вы сказали.  Не будем задавать лишних вопросов. Забирайте Фархада. После слов дяди племянник встал. Жена дяди  обняла его. Она ничего не говорила. Похоже, в их семье  приоритетом  решений семейных вопросов обладал хозяин дома.  Райхан  только записала  номер домашнего телефона Алихана.  Дома Алихан  поведал Фархаду  о своих планах. Тот , когда еще  шел с участковым, догадывался, что с ним будет  более подробный разговор.

 

-Фархад. Я решил  вам помочь. Потому что, считаю, неправильно будет, если вас  привлекут, а  люди, которых  вы хотели остановить, продолжать распространять наркотики.

 

- Как вы их найдете? Тем более за несколько дней. Может, лучше я сам пойду в милицию. Расскажу про них.

 

- Я же говорил, что вы мне нужны. Да и вашей сестре я обещал разобраться.

 

- Да. У нее кроме меня братьев нет. Есть родная сестра и та замужем, и проживает в Алматы.

 

- Я с вами  согласен, что  этих наркоманов трудно будет найти. Тем более за такое время. Но у меня есть план. Нужно ваше согласие принять в этом участие.

 

- Вы ради меня рискуете своей работой. Поэтому я тоже готов рискнуть. В тот раз упустил их. Надеюсь, теперь с вами возьмем. Тогда и следствие зачтет это. 

 

- Тогда слушайте. Помните, я говорил, что те люди, которые ищут пакет с наркотиками и, угрожавшие вам, требуя его вернуть, могут еще раз  вернуться. Но, теперь думаю, что не придут. Потому что достаточно узнали . Вы не тот человек, который будет хранить, и тем более использовать в своих целях наркотики. Скорее всего, сдадите милиции. И об этом они узнали бы. Но я подумал и пришел к мысли, что пакет не найден. Во первых, до второй встречи с вами у них было достаточно времени, чтобы обнаружить его. Учитывая тот факт, что эти гаражи они очень хорошо знают. Во вторых, сегодня в больнице я узнал, что к нашему потерпевшему вчера приходили молодые люди. Как сказали, похожие были и раньше. Но к нему не пускают, кроме родственников. А мать вообще с ним в одной палате находится. Получается, что его друзья не нашли пакет.  Поэтому я сегодня сам просмотрю гаражи. Пакет  должен быть там. Потому что, когда вы столкнулись с потерпевшим, как я понял с ваших слов, там ни кого не было. Так ведь?

 

- Да. Ни кого. Я ведь там некоторое время искал пакет.

 

- Вот. А кто мог его взять. Никто. Просто он упал, в какую то дыру.  Я думаю его найти. Завтра рано утром пройдем к этим гаража. Вы  покажете место, где догнали потерпевшего. В том районе и будем искать.  Сегодня там могут быть люди.

 

- И что с этим пакетом будем делать? Они продолжали сидеть на кухне . Фархад отказался от еды  и пил чай. Алихан  ел. Было время его обеда.

 

- Сначала  найдем. Потом я расскажу. Алихан позвонил, матери на работу и сказал о Фархаде.  Затем ушел в опорный пункт.  Там договорился  в деканате института, чтобы ему  позволили   на утро  взять  студента Наримана. Нашел  бывшего наркомана, который числился у него не гласным осведомителем. Вызвал его на завтра в опорный пункт.   Тот второй день должен быть свободен от работы после суточной смены. В свое время Алихан по просьбе его матери, с которой он живет один, не стал привлекать за хранение наркотиков, а помог  освободиться от плохой привычки и даже с работой. Поверил ему, и парень еще не подвел его.   Звали его Андрей. Он должен сыграть ключевую роль в поимке наркоторговцев по замыслу участкового. Отработав на участке, поздно вечером вернулся домой. Мать спала в своей комнате. А Фархад, услышав, как открывается дверь, вышел из комнаты Алихана, где ему было позволено отдыхать. Пока участковый переодевался, он подогрел суп на кухне и поставил чай. Когда сели за стол, сообщил о звонке Райхан.

 

- Приходили  из уголовного розыска. Как вы и говорили, узнав, что я уехал, оставили повестку.

 

- Хорошо, ответил Алихан, продолжая, есть суп.

 

- Какая замечательная у вас мать . Я очень неловко чувствовал себя, когда она пришла домой. Поздоровался и тихо сидел в вашей комнате.   Хотя вы сказали, что мать не задаст лишних вопросов, я  боялся их. Не привык обманывать старших. Не приняв мой отказ, пригласила с ней ужинать. Говорили о разном .Я рассказывал о себе и о своем районе. Ни одного вопроса,  почему я здесь. Я друг  ее сына и это было, как я понял, достаточно.

 

- У меня отец был военный. Поэтому мать  за годы  семейной жизни научилась не задавать  ненужных вопросов.  К тому же у них с отцом было доверие  друг другу.  И теперь также относится и ко мне. Я сказал ей про вас, что вы мой друг и так сложились обстоятельства.

 

- После общение с вашей мамой, у меня  прошли все страхи и волнения. Стало легко. Фархад улыбнулся. Затем убрав улыбку , посмотрел на Алихана и в глазах был вопрос.

 

- Хотите знать, что  дальше будет, сказал Алихан.

 

- Да. Вы вчера говорили о моей вам помощи. Но, что именно  я должен сделать не сказали.

 

- Все будет зависеть от того,  найдем ли мы  пакет. Давайте пойдем спать. Завтра нам  надо будет рано встать. Фархад понял, что участковый устал и ему  необходимо отдохнуть.  Поэтому  больше ничего не сказав, помог убрать посуду. Затем они ушли в их комнату.

 

Гаражей было не больше  десяти. Располагались они буквой  “ Г ”.  Стояли они  много лет и пользовались ими  уже несколько поколений жильцов  ближе стоящих домов. К их приходу там никого не было. Фархад привел участкового  к углу гаражей.  Здесь в двух местах  имелся зазор между двух гаражей. И в обоих мог пройти человек. Похоже, не успев проскочить между ними, убегавший от Фархада, вынужден был остановиться  и встретить  догонявшего его человека.  В этот момент он и спрятал свой  пакет. Точнее бросил  в один из зазоров, потому что торопился и  в темноте  не рассмотрел место, куда пакет упал. Рассчитывал  потом там же и обнаружить.  Его друзья  не смогли  найти. Сегодняшние искатели пакета  прошлись  по этим зазорам и тоже не обнаружили  его. Но, Алихан  был убежден, что  он должен быть. Если  его нашли дети, которые бывают, что лазают  здесь,   об этом стало бы известно вокруг и милиции тоже.  Дети проболтались бы. Но вот уже несколько дней никакой информации нет. Значит надо более тщательно просмотреть. Поэтому Алихан попросил Фархада найти две  тонкие палочки. Ими они будут  искать методом тыканья.  В зазорах, заросшими травой, можно найти  небольшой провал. Через несколько минут поиска, Алихана позвал Фархад. В его проходе он обнаружил дыру в стене гаража. Она была небольшая, но  пакет мог туда упасть. Фархад смог просунуть туда руку. Им повезло. Пакет недалеко  скатился  . Иначе пришлось с утра тревожить жителей, чтобы найти хозяина гаража. На это ушло бы и время и лишних разговоров не избежать. А это  в планы участкового не входило.  Об их поисках  и тем более  обнаружении пакета, кроме них никто  из посторонних не должен был знать.  Алихан подозвал Наримана, который, пока  искали пакет, присматривал за территорией, чтобы, если появится,  кто либо, предупредить  об этом.  К тому же у Наримана был фотоаппарат, который фиксировал время снимка.  Сфотографировав  место обнаружения и сам пакет, они пошли в опорный пункт. Участковый  запротоколировал выемку пакета. Он был доволен. Им сопутствовала удача. Но теперь предстояла самое сложное. Отпустив Наримана,  Алихан обратился к  Фархаду.

 

- Вот теперь я скажу,  в чем ваша  помощь. Вы возвращаетесь домой.  Уголовный розыск  может появиться, когда вы не явитесь по их повестке. И то, сначала позвонят, чтобы узнать причину не явки. А вас вызвали  на завтра. У нас есть два дня. Сегодня среди наркоманов пойдет слух, что  кто -  то предлагает  продать небольшую партию наркотиков. Количество как раз будет совпадать с потерянным пакетом.   Такой слух достигает нужных ушей быстро. И реакция со стороны тех, кому он нужен  , думаю,  будет тоже быстрой.

 

- И они придут  домой к дяде? Задав вопрос, Фархад даже поднялся со стула. Услышанное его напугало.

 

- Нет, конечно. У них будет информация о месте встречи  продавца с покупателем. Человек, который распространит слух, сам сыграет роль продавца. Он бывший наркоман и среди распространителей зелья  известен. Вы же будете рядом, чтобы  смогли узнать тех, кого встретили в ту ночь. Я и мои коллеги тоже будут  недалеко. Если узнаете их, то дадите знать. Надеюсь,  они и будут, а не другие. После задержания их с пакетом на руках, вы  уже официально опознаете их. И, как вы сами говорили, это зачтется  в дальнейшем следствием . Под давлением фактов, распространители наркотиков  дадут признательные показания.  У вас останется только превышение обороны. С учетом всех обстоятельств, срока не будет. А, если еще и заявления не будет. Я думаю, что родители потерпевшего, узнав, чем занимается их сын, не будут уже  настаивать   на  привлечении  вас к уголовной ответственности. Их адвокат   будет занят тем, чтобы не попал за решетку  сам  потерпевший.

 

- Вам следователем надо работать, выслушав и успокоившись, сказал Фархад. На это участковый только улыбнулся.

 

- Будьте дома и ждите моего звонка, сказал он на прощание и они пожали друг другу руки, как уже хорошо знакомые. Алихан позвонил Андрею, который ждал его звонка, чтобы тот начал действовать. Затем поехал в управление. Там он нашел своего однокурсника по школе милиции, который работал в отделе по борьбе с распространением наркотиков. Звали его Берик. После  планерки и получения почты,  Алихан   встретился с ним  в сквере, расположенного недалеко от управления.

 

- Что за тайные встречи? спросил Берик, когда подошел к ожидавшему на скамейке однокурснику. У меня не так много времени. Согласился прийти, увидев твое озабоченное лицо. Что то случилось?

 

- Нет. Но мне нужна твоя помощь. Есть информация о продаже наркотиков.  Берик удивленно  посмотрел на Алихана.

 

- Я знаю, о чем ты хочешь спросить. Почему я не сообщил об этом  руководству, как положено рапортом. Здесь есть обстоятельства, при которых я не доверился бы   руководству. И он рассказал  однокурснику, с которым  плечом к плечу  прошел обучение в школе милиции. И  сблизился больше, чем с кем либо.

 

- Но, если задержим,  об этом  все равно придется же доложить руководству. Выслушав друга, сказал Берик. И получим по шапке.

 

- Скажешь, что я попросил тебя помочь проверить одну информацию. Ты не мог отказать однокурснику . Только проверить. Но, неожиданно  удалось задержать наркоторговцев.

 

- Как я понял, надо задержать именно тех, кто тебе нужен. Придут другие не трогаем. И мнимый торговец пройдет мимо?

 

- Да. Я же говорю. Вся эта затея для того, чтобы помочь человеку, которого могут привлечь за нанесение телесных повреждений. Поэтому не хочу  с этим предложением официально обращаться к  своему руководству. Наркотики заберут, передадут в ваш отдел,  потом неизвестно чем это закончится. Если даже примут мое предложение взять на живца. Могут задержать совсем других. И все.

 

- Так ты, что, готов держать наркотики у себя, пока не задержишь нужных тебе людей? Алихану показалось, будто худощавое лицо друга даже вытянулось при этих словах. А узковатые глаза округлились.

 

-  Я уверен. Придут именно они. Информация до них дойдет нужная. Ну, а если, все - таки нет. Дальше посмотрим. В  этом случае ты  не приделах.

 

- Кто он такой, что ты так рискуешь? И зачем тебе ? Ты и так многое сделал для него. Нашел нож. Наркотики. Дальше следствие разберется.

 

- Короче. Ты мне поможешь? Алихан не хотел распространяться на эту тему.

 

- Помогу. Хоть ты не все говоришь. В школе милиции  ты всегда меня поддерживал. И в одном случае, если бы не ты, меня отчислили бы. Сегодня я как раз дежурю в отделе. Звони. Завтра отдыхаю. Звони домой. С тем и расстались однокурсники.

 

Алихан  поехал домой. Пообедав, он решил немного вздремнуть. Все-таки сегодня рано пришлось вставать. Но уснуть, сразу не удавалось. Вспоминались слова Серика Болатовича и Берика. Правильный вопрос у них. Зачем ему все это. Амбиции, чтобы самому задержать наркоторговцев. Нет. Конечно, помочь человеку, которого могут  несправедливо осудить. Но есть еще. Девушка с большими глазами. Это ее брата могут осудить. А он не хотел бы видеть опять ее слезы. И услышать от нее обвинение в том, что он не выполнил обещания помочь. Он заснул, и опять приснилась   девушка в цветастом платье. Эта была Райхан. Он почему то не решался к ней подойти. А она стояла, и в ее глазах он читал - я верю вам, Алихан.

 

В опорном пункте  Алихан  занимался текущими своими материалами, когда вошел капитан милиции Елюсизов Сапар. Он был на несколько лет старше и уже работал десять лет в органах. На участке больше трех лет. Младший участковый встал и они, обнявшись, пожали друг другу руки.

 

- Как дела? Сапар сел у стены на стуле. Алихан заметил, что он еще больше пополнел. Устал один работать?

 

- Справляюсь пока. Руководство не загружает другими делами. В основном материалы по участку.

 

- Ничего. Вот закончу амбулаторное лечение. Выйду на работу и отдохнешь.

 

- Главное, чтобы ты вылечился. Почки это серьезно.

 

- Да. Крепко меня зацепило. Хорошо простудил, сказали врачи. Оттуда и давление поднималось. Сейчас вроде все нормализовалось.

 

- Теперь тебе надо беречься. Подыскать  кабинетную работу. Стаж и опыт есть.

 

- Да. Вот об этом сегодня говорили с Сериком Булатовичем. Хороший мужик. Обещал помочь. Я к нему  после больницы зашел. Отдал продленный больничный лист. Мы с тобой разминулись.  В отделе сказали, что ты несколько минут назад, как ушел. Серик Болатович  хвалил тебя. Молодец, говорит, держит участок. Рассказал, как ты  быстро установил, по его заданию, лицо, нанесшее одному человеку телесное повреждение. Даже собрал  материал с очевидцами и вещ. доком.

 

- И, конечно, рассказал  о том, что я просил  оставить мне материал на доработку. Еще зайти и проведать меня. Поинтересоваться, что делаю по этому материалу.

 

- Да. Рассказал. И попросил. Сапар засмеялся словам Алихана. Действительно. Зачем  берешь на себя  эту головную боль. Тем более это дело на контроле у высшего руководства. Если, что не так, тебе может крепко  достаться. Сам попадешь и  наше руководство подставишь. Поэтому  советую не лезть. Первоначальный материал собрал, и там появились вопросы по виновности, подозреваемого. По ним следствие и примет решение о степени виновности. Найдешь еще информацию, передашь  следствию. И все.

 

- Да. Я так и делаю. Информацию  хочу собрать по наркоторговцам. Может  еще удаться установить лиц, о которых говорит подозреваемый.

 

- Кстати. Его не задержали. Не обнаружили  по месту жительства.  Серик Болатович говорит, что  в уголовном розыске выказали недовольство, что участковый не доставил  его к ним.  Сказав это, Сапар пристально посмотрел на Алихана.

 

- Я же в рапорте указал, что тот с травмой головы лежал дома. Спокойно  отреагировал младший участковый.

 

- И он травму получил при драке?

 

- Нет. Наркоторговцы встретили и дали по голове. Они ищут потерявшийся при встрече с ним пакет наркотиков.

 

- А он не от них теперь скрывается? Вопрос старшего мог оказаться провокационным. Ответ на него мог раскрыть Алихана о связах с подозреваемом.

 

- Не знаю. Я материал передал и больше не интересовался им. И из уголовного розыска не поступило сообщение о том, что тот  не обнаружен дома. Поручение о его доставке тоже не было. Также спокойно ответил Алихан, рассматривая  одно заявление, видимо сегодня полученное в управлении.

 

- Ну, ладно. Сапар встал со стула. Он понял, что  не узнает больше ничего об этом деле. Больше года работая с ним, старший  узнал настойчивый характер младшего коллегу. Поэтому, как бы не показывал тот свое, якобы  безучастие к материалу, старший уходил с подозрением в обратном. О  результате этой встречи и по ним о своих выводах он, придя домой, позвонит  и сообщит Серику Болатовичу.

 

После ухода Сапара позвонил Андрей. Ему передали, что  с ним хотят встретиться. Спрашивал, где и в какое время им  назначить эту встречу. Определились  в 11 часов ночи на территории гаражей.  Там в это время не могло быть людей. И темное время суток помогал  скрыться  засаде. Теперь главное, чтобы наркоторговцы согласились на это.  Почему то Алихан был уверен, что встреча состоится. Если, на связь  выходили именно те, кого хотел видеть участковый, а в этом он был уверен, то они согласятся. Потому что парни уже несколько дней потеряли в поисках пакета, а для них  время деньги. За ними тоже могут быть люди, имеющих долю из реализации товара. Задержка может вызвать  недоверие и привести к разрыву отношений с последствиями. Поэтому, хозяева потерянного пакета, скорее всего не будут  переназначать встречу. Тем более Андрей уже известный  им человек. Думая об этом, Алихан звонил в отдел Берика. Тот оказался на месте. Сообщил о полученной информации. Договорились, что, если он Берику не позвонит, значить  время и место встречи не изменилось. За полчаса до него они соберутся в опорном пункте. Берик возьмет с собой одного своего коллегу. С Алиханом будут еще двое из добровольных помощников. Алихан позвонил в деканат института и попросил направить к нему Наримана,  сразу после окончания занятий. Тот  пришел уже через полчаса. У участкового была работа на участке, и он не мог  постоянно находиться в опорном кабинете. В свое отсутствие он оставлял кого то из отряда, дежуривших от института.  На этот раз он мог довериться только Нариману. Он был не только верным и надежным помощником  участкового, но и  соратником в его делах. Вот и в деле с наркотиками он рядом с Алиханом. Нариман  будет сидеть в кабинете участкового, и ждать звонка Андрея. Находясь на участке участковый время от времени будет выходить с ним на связь, узнавая обстановку.

 

Алихан уже больше двух часов, как  находился на территории своего участка. Отработал одно заявление женщины на своего пьющего мужа, два поручения от следствия и зашел в дом, откуда поступило заявление о конфликте между соседями из  за собаки. Собака напугала ребенка. Ее хозяин, охотник, рыбак. Жена и дочка студентка. Полгода, как  купили эту квартиру.  Пострадавшие жили  напротив  его квартиры. К ним и зашел участковый. Заявительница мать одиночка. Выслушав Наталью, так ее звали, Алихан, позвонил в опорный пункт. От Андрея поступило сообщение о том, что  встреча состоится в назначенное время.

 

- Я так понял, что  вашего ребенка собака не кусала? Участковый заканчивал писать.

 

- Да. Не кусала. Подтвердила Наталья, миловидная женщина лет старше тридцати. Но так напугала, что он теперь боится выходить из квартиры. Я вынуждена вместе с ним выходить и проводить на улицу. Потом также с улицы заводить домой. Отпуск мой заканчивается. По выходу на работу, придеться его отвезти к бабушке в деревню. А он не хочет. Из-за этой собаки такая вот проблема. Я прошу, чтобы  не было у нас в подъезде этой собаки.

 

- Хорошо. Я переговорю с вашими соседями и, если они такого же мнения, то будем решать с собакой. С этими словами он покинул квартиру. Опросив  соседних жильцов, которые, как оказалось, не были против  соседства с собакой, участковый  зашел к  охотнику. С ним он познакомился, когда  из разрешительной системы их управления ему поступило сообщение о том, что у него на участке проживает человек, зарегистрировавший охотничье ружье. Алихану поручалось проверить сохранность оружия в соответствие с требованием закона. Тогда  жильцы произвели на участкового хорошее впечатление. И собака, небольшой пес с большими ушами, показался ласковым и добрым. Совсем не похожий, на пугающих детей. Алихан, учитывая мнение соседей, сделал официальное предупреждение хозяину собаки и предложил во избежание дальнейших конфликтов, причиной которых может опять оказаться их собака, постараться подружиться с заявительницей соседкой. И главное, подружить  ребенка с лопоухим. Участковый считает, что это вполне возможно. На том и порешили.

 

К десяти часам в опорном пункте остались два помощника участкового и Фархад.  Берика из отдела  по борьбе с распространением наркотиков еще не было.

 

- А, если опер не подойдет, тогда не пойдем? Задал вопрос  Фархад.

 

- Не пойти нельзя. Там наш человек. Ответил Алихан и предложил двигаться на место встречи. Необходимо еще время для занятия  места засады и наблюдения. Оставив одного помощника на телефоне на случай, если позвонит Берик, они  втроем двинулись к гаражам. Уже темнело. Участковый с Фархадом встал в одном из проемов гаражей. Наримана оставил недалеко от въезда на территорию, чтобы тот мог встретить  Берика и уже вместе с ним и другим сотрудником перекрыть возможный уход преступникам. Алихан не сомневался, что его друг придет. Пока того что то задерживало. Прошло, полчаса времени, когда участковый в полутьме узнал приближающего к гаражам Андрея. Он становился  в пяти  шагах от  их проема и закурил. Через несколько минут заехала темного цвета ауди и остановилась  по центру  гаражей. Вышли двое, и подошли к Андрею. Фархад узнал одного. По их плану  Андрей должен подвести их к проему, где они стоят, с целью показать пакет. И когда, приехавшие  возьмут  его в свои руки и вскроют, чтобы убедиться в наличии в ней наркотиков, Алихан с Фархадом выйдут из своего укрытия. Но случилось  другое. К проходу подошел один Андрей.

 

- Они просят принести пакет, тихо сказал он, наклонившись и делая вид, что вытаскивает пакет.

 

- Это те, кто нам нужен. Алихан говорил быстро. Скорее всего, тебя вместе с пакетом захотят  посадить в машину. Не соглашайся. Суй им пакет в руки. Пусть открывают и убедятся, что там есть и  отдают деньги. Если что мы выйдем. Андрей с пакетом ушел к ним. Алихан с Фархадом оставшись, наблюдали. Когда тот подошел, уже отошедшим к своей машине молодым людям, один из них открыл заднюю дверь, а второй взял его под руки. Андрей оттолкнул парня и отошел в сторону.

 

- Мы так недоговаривались, громко сказал он, чтобы слышали, наблюдавшие за ним. Давайте деньги и получайте пакет. Все. И разошлись, как в море корабли.

 

- Это наш товар. Мы его здесь оставили на время, а ты украл его. Теперь еще нам продать хочешь. Тоже громко сказал, открывавший, дверь. Не по понятиям поступаешь. Продают свой товар. А ты ему не хозяин. Я знаю, сколько там и в какой упаковке. Бросай пакет и сматывай отсюда. Сегодня я добрый и отпускаю тебя. Потом решу с тобой.

 

Алихан, слыша  этот разговор, думал, как ему сейчас действовать. Наркоторговцы, видимо не хотят шума. Видят, что Андрей крепкий парень и так просто с ним не совладать. О нем, бывшем наркомане им известно и смогут потом найти.  А сейчас им важно забрать товар.

 

Андрей молчал, тоже обдумывая создавшуюся ситуацию.

 

- По твоим словам выходит, что про меня знаешь. Но я тебя не знаю. Почему я должен тебе верить? Сказал он. Участковый мысленно похвалил своего подопечного за находчивость. Если тот назовет себя, им уже будет известно имя одного наркоторговца. Похоже даже старшего из них.

 

- Мое имя тебе не нужно. Достаточно, что мне стало известно у кого мой товар. Тебе с ним ничего не светит теперь. Не создавай себе проблемы. Отдай и уходи. Голос, говорившего,  стал жестче. После этих слов  воцарилось молчание. Затем Андрей сказал- Сделаем так.  Здесь есть сквозной проход. Я пройду туда и входя скину вам  пакет. Уйду через него. А ты даешь слово, что забудешь меня, так же, как и я тебя. Будем считать, что моя  единственная попытка заработать на таком товаре не состоялась.

 

-Ладно. Даю слово. Если ты сам о себе не напомнишь, я тебя не вспомню. Иди. Старшему, похоже, не хотелось больше продлевать эту ситуацию. Так подумал Алихан, и еще раз мысленно был благодарен подопечному за смелость и находчивость. Он предлагал взять пакет в их проеме. Давая возможность задержать наркоторговцев с товаром на руках. В это время послышался грубый голос – он же уйдет. Это сказал, рядом стоящий со старшим высокий, мордастый парень. Старший отправил его следовать за уходящим.  Андрей оставил пакет у входа в проем и быстро прошел внутрь, где Алихан с Фархадом протолкнули его дальше назад за свои спины. Мордастый подошел к проему и поднял лежащий пакет. Подняв над головой, показал его старшему. Тот потребовал быстрее двигаться  к нему. Алихан знал, что пакет будут открывать, когда все сядут в машину. На улице только  небольшой свет от  фонаря над гаражами. Да и, конечно, лучше рассмотреть содержимое при освещении салона, без риска замеченными посторонними лицами. Поэтому  он отверг предложение Фархада и Андрея задерживать мордастого с пакетом на руках у проема. В первых, тот потом на следствии скажет, что нашел и не знал о содержимом. Во вторых, уйдет их старший. А в машине  они застанут всех с раскрытым  с наркотиками пакетом. Главное  застать их с этим занятием. Когда преступники сели в машину и включили освещение салона, команда участкового, выйдя из проема гаражей, медленно и осторожно стали подходить к машине с задней стороны. Вдруг  от гаража, куда почти не падал свет, появился небольшого роста паренек, который, двумя руками ковырялся у ширинки своих штанов, видимо застегивал на них пуговицы. Подняв голову, и, увидев милицейскую форму, он с криком – атас, бросился к машине. Потому, какую   открыл дверь, преследователям стало понятно, что это был водитель. Команде участкового пришлось уже бежать, чтобы не дать преступникам успеть завести машину. Фархаду удалось открыть переднюю дверь и вытащить водителя. Одним ударом в грудь, уложив того на землю. Алихан открыл  заднюю дверь. В салоне между ногами двух, уже им знакомых парней,  лежал открытый пакет с белым порошком. Участковый потребовал по одному выйти из машины. С его стороны сидел старший. Он и вышел первым. После осмотра карманов, на руки надели наручники.  Наручники надели и мордастому. Затем обоих вернули в салон. Пакет  лежал также у их ног. Алихан  специально не вытаскивал его. Он решил преступников на их же машине с их же товаром доставить в управление. На водителя не оказалось наручников. Поэтому Алихан начал снимать  брючной  ремень. В этот момент, лежащий на земле водитель, резко встал и бросился  стоявшему спиной к нему Фархаду, который, наклонившись, рассматривал водительское место. Он  не водил  такую машину. А сегодня, видимо, придется сесть за этот руль. Похоже, у преступника было намерение  убрав Фархада , сесть в машину и уехать со своими товарищами, пока остальные их преследователи  отвлечены. Андрей тоже еще  не садился в машину. Алихан заметил, как что -то блеснуло в руках у водителя. Он кинулся на его руку и почувствовал резкую боль в животе. Падая, он видел, как Фархад разворачивался и с криком наваливался на нападавшего. Слышны были  гулкие удары. Затем лицо Берика с расширенными глазами и все.

 

- Ему повезло. Нож не глубоко вошел. Удар был не прямой. Лезвие прошло вдоль живота немного распоров кожный покров. Внутренние органы не задеты. Рана зашита. Организм молодой и заживать будет не долго. Думаю, через неделю выпишем его домой. Там уже под наблюдением врачей поликлиники. А сейчас больной еще не проснулся после наркоза. Алихан открыл глаза и увидел,  у своей кровати стояли двое мужчин. Один в белом халате пожилого возраста. Врач. Во втором он узнал в милицейской форме Серика Болатовича.

 

- Во. Очнулся. Сказал подполковник, посмотрев на своего участкового.

 

- Как себя чувствуете? Спросил врач, наклоняясь над больным.

 

- голова тяжелая, ответил тот.

 

- Это от наркоза. Пройдет.

 

- Я могу с ним переговорить? Обратился подполковник к врачу.

 

- Я вам разрешил зайти сюда со мной вместе. А разговаривать с ним пока рановато. Приходите завтра. В это время в палату вошла черноволосая девушка в белом халате. Все обернулись. Алихан узнал Райхан.

 

- Петр Ефимович, а что это за собрание. Больной только вторые сутки после операции. Вы же сами говорили, что ему нужен покой. Алихан  был рад услышать этот звонкий голос, но лицо его выражало удивление. Молодая девушка бесцеремонно обращалась к врачу. Ее не смутило присутствие милиционера с большими звездами на плечах.

 

-  Райхан. Извини, что зашли без твоего ведома. Вот начальник  Алихана попросился вслед за мной зайти и взглянуть на больного. Уже уходим. И они вышли из палаты. Райхан  положила пакет на тумбочку и, подвинув стул к кровати, присела.

 

- Рада, что очнулся. Как самочувствие? Опять ее глаза смотрели на него, не моргая. На этот раз в них виделось озабоченность. Алихан молчал. Да. Он очнулся, но организм его еще  не до конца отошел от наркоза. И его сознание  не полностью воспринимало этот мир. А тут  тебе сразу  подполковник, который своим появлением, напомнил, почему он оказался здесь  в больнице. Мысли уже начали в этом направлении, хоть и медленно, но  работать. И,   явление, возвращавшее его память к другим,  приятным волнительным чувствам. Перед ним сидела она. В это было трудно поверить. Он поднял руку и вытянул ее. Девушка поняла движение. Пересела на кровать и положила его ладонь на ладонь своей руки. Алихан почувствовал исходящее тепло. Сердце учащенно забилось. Их  взгляды  были направлены друг против друга. Не было слов. Все читалось в глазах.

 

- Тебе надо набирать сил. Прервала молчание Райхан. Отдыхай. Я еще приду сегодня. Мне разрешено в течение дня  свободное посещение. Потом расскажу, как это получилось. Она улыбнулась. Погладив его ладонь, встала. Вытащила фрукты из пакета и помыла их под краном горячей воды. Положила в имевшуюся в тумбочке  тарелку. У двери махнула Алихану ручкой и вышла.

 

На следующий день, Алихану сделали первую перевязку, которую он перенес с трудом. Потому что не делали обезболивающий укол. А рана, конечно, еще болела. Боль  только утихала, когда пришла Райхан.

 

- Как ты? Она подвинула стул и присела рядом. Ему показалось, что  у нее другой взгляд, чем вчера. Такой взгляд бывает у медсестер. Они задают свой стандартный вопрос о самочувствии, придя на следующий день к больному, а мысли еще там, откуда пришли.

 

- После перевязки побаливает. Ты почему здесь?

 

- А где я должна быть?

 

- Дома.

 

- Ты помогал моему брату. Спас ему жизнь. Пострадал. И теперь я помогаю тебе. Мне разрешили к тебе приходить.

 

- Как там моя мама? Некоторое время помолчав, как бы оценивая ситуацию, спросил больной.

 

- Она ждет, когда я ей сообщат, что к сыну можно прийти. Как ты просил, ей не сказали, что именно с тобой произошло. Ходил Нариман и сказал будто у тебя случился приступ аппендицита и на скорой отвезли в больницу. Он сам это придумал. Такое случилось у его двое рудного брата. Вчера позвонили и рассказали о проведенной операции. Аппендицит вырезали. Я с ней тоже разговаривала. Она знает о том, что я, сестра Фархада и посещаю тебя в больнице. Если хочешь, я сегодня вечером приведу твою маму.   Его молчание насторожило ее. Она уже ожидала, что он скажет , что ему неловко принимать ее ухаживания.

 

- Нет. Скорее всего, ко мне придут с работы. Будет долгий разговор. Я вижу, что ты чем то расстроена.

 

- Да. Есть такое.

 

- Расскажи. Он рукой похлопал по постели, предлагая сесть, как вчера, на кровать. Райхан не села. Начала рассказывать.

 

- Фархада вчера вызывал следователь. Оттуда он пришел поздно вечером.

 

- Ну эта обычная процедура. Выясняют подробности нашего задержания. Сверяют показания .Еще могут вызвать. Не бери в голову.

 

- Если было  так, я не расстраивалась бы. Сказав это, она замолчала. Опять глаза повлажнели. Следователь  сказал, что экспертиза покажет среднюю тяжесть телесных повреждений тому наркоману, который лежит в больнице с вырезанной селезенкой. Поэтому он должен будет по факту  возбудить уголовное дело. Фархад спросил, об  обнаружении пакета с наркотиками и причастности потерпевшего к ним. Ему сказали, что причастность не подтверждается. Следователь даже посоветовал изменить первоначальные показания о наркотиках. А то в суде могут  признать это, как ложные  с целью оправдать свои действия. Еще сказал, что по таким делам арестовывают до суда. Но, учитывая его  помощь в задержании лиц с  наркотиками, ему дают подписку о не выезде.

 

- Как не подтверждается? Алихан   даже слегка приподнялся, но боль на животе дала о себе знать, и он, сделав гримасу на лице, принял прежнее лежачее положение.

 

- Я так не хотела тебе об этом говорить, знала, что будешь нервничать. С этими словами Райхан присела на кровать и, приподняв одеяло, на всякий случай взглянула на перевязанное место живота.  

 

- А наши задержанные? Они, что, не дали показаний о подельнике в больнице? Голос больного прозвучал так громко, что приоткрылась дверь и появилась голова медсестры, которая, видимо, проходила мимо. Алихан замолчал. Райхан, махнув рукой, дала знать, что все в порядке. Голова ушла и дверь закрылась.

 

- Тихо. Про это Фархад не знает. Он хотел с тобой встретиться и посоветоваться.  Я не разрешила ему прийти сегодня. Сказала, что ты слаб еще.

 

- Сейчас выйдешь отсюда и скажешь дежурной медсестре, чтобы ко мне не пускали никого. Хоть генерала милиции. Сама позвонишь домой Фархаду и вызовешь его сюда. Запиши еще один телефон. Это,  домашний, Берика, который помогал нам задерживать этих наркоторговцев. Скажешь ему, что я хочу с ним говорить. В обеденное время должен быть дома. Вошла медсестра.

 

- Извините, что помешала вашему уединению. Но, ты Райхан, так и не пришла за лекарством, как сама сказала. А уже время его принимать.

 

- Ой. Забыла. Райхан встала и приняла от медсестры посуду с таблетками. Спасибо тебе, Жамал. Та, передавая лекарство, рассматривала Алихана. Она никогда не видела милиционера, получившего ранение при задержании преступника. Язык ее так и чесался задать вопросы. Но, Райхан, заметив ее этот взгляд, поторопила ту выйти из палаты.

 

- У нас тут интимная беседа, сказала она, улыбаясь. Хмыкнув в ответ, медсестра вышла. Как закрылась дверь, Алихан, до этого занятый своими мыслями, увидев вытянутое лицо медсестры, после слов Райхан, не удержался и засмеялся. Но боль раны не дал дальше развиться смеху. Больной ойкнул и затих. Райхан положила на его ладонь руки таблетки и поднесла ко рту стаканчик с водой. Поддержала, приподняв голову.

 

- Лежи спокойно. А то швы разойдутся. Что тебя так рассмешило? Мои слова? Смотрящие на больного большие глаза девушки слегка  сузились.

 

- Медсестра, ответил тот, после того, как выпил лекарство. Лицо у нее было смешное.

 

- Над ней здесь многие смеются. Начинает кокетничать, как  увидит любого миловидного молодого мужчину. Хоть посетитель или больной. Обильно пользуется духами, пытаясь  привлечь к себе внимание.

 

- И без этих духов внешность у нее привлекательная. Заметил Алихан.

 

- Ей об этом говорили. Советовали быть скромнее, если хочет выйти по настоящему за муж. Далеко не всем мужчинам нравятся кокетливые девушки.

 

- А у тебя есть опыт?

 

- Перестань. Райхан наклонилась и поцеловала парня в лоб. Затем, сказав – я пошла, вышла из палаты, оставив  Алихана с приятным ощущением вкуса ее губ и ароматом растворяющего в воздухе над  лицом  запаха женского тела. Первый поцелуй Райхан. Через несколько  минут, в тишине палаты он задремал и проснулся от стука в дверь. Затем она открылась и появилась голова его однокурсника Берика. Узкие глаза присматривались к койке.

 

- Ну, входи уже, послышался  оттуда голос. И тот вошел. Алихан протянул руку, видя, что друг не решается сам это сделать. После рукопожатия, посетитель присел на стул.

 

- Как ты тут? Спросил он.

 

- Ничего. Жить буду. Ты мне расскажи, как вы там. Берик понял, что имеет в виду его друг. Поэтому  не затянул с ответом и начал рассказывать.

 

-  Алихан. Я виню себя за то, что тогда не успел. Когда увидел тебя лежащего с окровавленной рубашкой, испугался. Мелькнуло в голове – как буду жить теперь с этим. Пришел в себя только, когда в больнице сказали, что твоя жизнь вне опасности. Полоснул гад, тебя.

 

- Да ладно. Не твоя вина, что со мной случилось. Прервал его Алихан. Со мной обошлось. А вот с  Фархадом, похоже, нет. Не помогло ему наша операция с задержанием.

 

- Это ты про  того, который нанес телесные повреждения?

 

- А про кого же еще. Уже с раздражением ответили ему.

 

- Его, по- прежнему обвиняют?

 

Видно Берик был не в курсе по Фархаду. Да. Он же работает в отделе по  борьбе  с распространением наркотиков. По телесным работают другие. Поэтому Алихан задал другой вопрос.

 

- Ты не знаешь, почему потерпевшего от Фархада не привлекают, как подельника тех двоих, что мы задержали?

 

- Твои задержанные не назвали его своим подельником, немного помолчав, ответил однокурсник, опустив голову. Пока они признают, что наркотики в пакете их. Прятали  в гаражах. За действия водителя не отвечают. С ними, конечно, будут еще работать по распространению наркотиков. Но, это, сам понимаешь, сложно. А твой потерпевший, получается, у нас  отпадает. По,  твоему Фархаду надо говорить со следователем.

 

- Следователь требует у Фархада изменить показания, связанные с  пакетом в руках потерпевшего. Зачем?. Раз, его подельники берут все на себя.

 

- Ну, это понятно. Известные родители потерпевшего, все-таки хотят привлечь Фархада. И поэтому требуют убрать в деле информацию по наркотикам. Не хотят озвучения в суде .

 

- А ты знаешь, кто эти известные родители потерпевшего?

 

- Нам не говорят. И ты знаешь почему. Да и не родители это. У него мать только. Но, она просто сотрудник акимата. У него дядя есть. Вот он большая шишка. За счет него мать давит на наше руководство. Как мать, она жаждет наказания за нанесенное  повреждение ее единственному сыну. Но не хочет даже намека о наркотиках. Это может повредить ее положению на работе. И родственник, похоже, потакает ей. Но, думаю, Фархада не будут строго судить. Все - таки помог задержать преступников.

 

- О чем ты говоришь. Его вообще не должны привлекать к уголовной ответственности. Он рисковал своим здоровьем и жизнью. Причем дважды. Первый раз, как и во второй, могли порезать.

 

- На первый случай, как ты сам мне говорил, нет доказательств, что могли порезать. Нож в руках, это еще ничего не значит. Ты же понимаешь, что  все можно трактовать  по другому. В том числе и, как оборону от нападения. Твой Фархад сам гнался за ним. Если бы с наркотиками подтвердилось.

 

- Значит наши усилия связать  нанесение телесных повреждений с ножом и пакетом наркотиков не получилось?

 

- Выходит так. Задержанные, о вашем потерпевшем молчат. Или им посоветовали не говорить. Я думаю, в этом случае один выход. Идти на примирение. Если вы не хотите, чтобы дело дошло до суда. Берик  не знал, чем еще помочь своему другу. Он видел, как тот расстроен.

 

- Я понимаю тебя. Хотел помочь человеку. Но ты сделал, что мог. Сам еще пострадал. Тебе сейчас надо думать о своем здоровье. Лечиться. А суд учтет все обстоятельства, если  до этого дойдет.

 

- Спасибо на добром слове. Сказал Алихан, немного помолчав. Кстати, у твоего начальства  не было вопросов, как ты оказался на месте задержания с наркотиками.

 

- Были, конечно. Но я сказал, что случайно в опорном пункте узнал. Как ты и советовал. А твое руководство поблагодарила меня. Мол, если бы не я с напарником, то неизвестно чем все кончилось. В это время открылась дверь и вошла Райхан.

 

- Здравствуйте. Вы Берик? Спросила она у посетителя, проходя к кровати больного. Тот   взглянул на девушку в белом халате . Медсестра или кто, читалось на его лице вопрос.

 

- Это сестра Фархада, заметив взгляд друга, сказал Алихан. Я ее попросил позвонить тебе. Райхан познакомься, это мой однокурсник и друг Берик. 

 

- Ну я пойду, сказал он .

 

- Спасибо, что пришел. Больной и посетитель пожали друг другу руки и последний вышел. Идя уже по коридору к выходу, Берик задумался над, увиденном. Значит тут дело не только в Фархаде.  И тут  наткнулся на   медсестру, которая стояла с подносом  лекарств. Она с прищуром смотрела на него. От нее шел  резкий аромат духов.

 

- Это вы к милиционеру приходили? Спросила она.

 

- Да. Проведать сослуживца. Берик уже было хотел сказать до свидание и пройти дальше .

 

- Можно  у вас спросить.  Жанна продолжала стоять  перед ним с подносом . Проходящие больные оборачивались к ним и  улыбались.

 

- Спрашивайте,  оперативник остановился.

 

- Почему вы без формы?

 

- Я оперативный работник.

 

- Уголовный розыск? Ловите преступников.

 

- Да.

 

- Вы его друг? Первый пришли.

 

-  Друг.

 

- Как вас зовут? Меня Жанна. Я дежурная медсестра.

 

- Рад познакомиться. Берик. Вежливо ответив, тот сделал шаг , чтобы обойти медсестру.

 

- Вы еще придете? Она сделала движение телом в сторону  шага Берика. Тот остановился .

 

- Как служба позволит.

 

- Звоните в наше отделение, если захотите узнать о состоянии вашего друга. Я дежурю через двое суток. Вам подробно все расскажу. Жанна сделала обратное движение, как бы уступая ему пройти дальше. Берик, кивнув, прошел. На улице он встретился с Фархадом. Они поздоровались.

 

- Я вижу у друга сегодня приемный день, сказал оперативник.

 

- Да. Вот, попросил прийти.

 

- Мы говорили с ним насчет тебя. Я предложил в твоей ситуации, чтобы не доводить дело до суда, сделать примирение сторон. Это, конечно, не просто. Нужен будет адвокат.

 

- Послушаю, что скажет Алихан.

 

- Сильно не переживай. Ты оказал помощь при задержании преступников. Это большой плюс для тебя. Не привлекался . Видя расстроенное лицо собеседника, подбодрил Берик. Фархад поблагодарил за добрые слова, и они разошлись.

 

- Я так испугался за тебя.   Две  ладони Фархада сжимали ладонь Алихана. Спасибо тебе. Если бы ты тогда не кинулся на него, нож вошел бы в мою спину. И не жить мне. Или лежал бы здесь.

 

- Не мог же я стоять и смотреть, как он  тебя резать будет. И ты бы не стоял.

 

- Хорошо, что не сильно зацепил тебя.

 

- Да. Обошлось. Давай, лучше, поговорим о тебе. Что следователь сказал?

 

- Он будет возбуждать дело по факту нанесения телесных повреждений средней тяжести. Мои слова о наркотиках не подтверждаются. Те, кого мы задержали, берут все на себя. О встрече со мной у гаражей вместе с потерпевшим не признают. Получается, что тот вообще  не причастен к ним. А я, будто, неправду написал. И следователь предлагает убрать с дела мое объяснение по гаражам. Якобы в суде воспримут, как ложное обвинение.

 

- Мать потерпевшего действует на наше руководство через своего влиятельного родственника. Хотят довести дело до суда. И не хотят, чтобы там говорилось о наркотиках.

 

- Да черт с ними. Главное мы с тобой в порядке. А то могло быть хуже. Фархад ободряюще улыбнулся другу. Я тут встретился с твоим  однокурсником. Он говорит, что в суде учтут мое участие в задержании преступников и то, что я не привлекался милицией. Да и характеристику  могу предоставить хорошую с места жительства и прежней работы.

 

- Как черт с ним. За их спинами раздался  звонкий голос Райхан, которая до этого молча  слушала их разговор. Тебя осудят. И будешь судимым, если даже не посадят.

 

- А, что тут сделаешь? Брат обернулся к сестре. Берик предлагает через адвоката попытаться сделать примирение сторон. Но, как я понял, мать потерпевшего настроена,  довести дело до суда.

 

- Да. Примирение может дорого обойтись, или вообще  не будет. Нужно, чтобы сам потерпевший написал, что претензий не имеет и отказывается от заявления. Для этого с ним надо встретиться.  Но, в больнице с ним мать и к нему не пускают. Пока от него заявления нет. Приходит в себя после операции. Как придет, то может, под давлением матери и написать заявление. Ему скажут, что, если не напишет, то возникнут вопросы, не виноват ли он тоже в чем- то в случившемся. Алихан говорил, смотря на потолок, как бы рассуждая вслух. Сын не захочет, чтобы мать узнала  об его  причастности к наркотикам. Я думаю еще, что   с  наркоторговцами также говорили на тему - не упоминать  о причастности потерпевшего к их делам.

 

- Милиция в сговоре с наркоторговцами. Сказала Райхан. Одни рискуя жизнью их, задерживают, другие… Она замолчала и, махнув рукой, села на стул. В это время в палату вошла медсестра Жанна.

 

- Райхан. Через полчаса обед. Потом прием лекарств и тихий час. А у вас тут одним за другим люди. Узнает лечащий врач, мне достанется. Я молчала, пока он был на операции. Сейчас вышел и отдыхает в ординаторской. Еще журналист тут проситься к вам. Его  брат лежит здесь у нас  после аварии. Я  рассказала о герое милиционере. Теперь вот не отстает от меня. Обещала, что  как выйдет посетитель, спрошу вашего согласия с ним переговорить. Интервью хочет взять для своей газеты. Но, сегодня, думаю, хватит посетителей. Больной должен отдыхать.

 

- Да. Больной пусть отдыхает. Сказал Фархад и встал со стула. Хватит ему на сегодня. Он еще раз пожал руку Алихана.

 

- Я еще подумаю, что можно сделать. Должен прийти мой начальник, Серик Болатович. И с ним посоветуюсь. Все еще держа руку друга, сказал больной.

 

- Твое руководство, наверно, недовольно тобой. Сам говорил, что делаешь вопреки их требованиям. Напомнил Фархад.

 

- Серик Болатович другой человек, ответил Алихан. Вслед за братом  вышла и Райхан из палаты.  Проводив его до выхода, она вернулась. Жанна  уже сидела за своей стойкой.

 

- Жанна. А журналист ушел?

 

- А зачем он тебе? Вопросом на вопрос ответила медсестра. Хочешь, чтобы про твоего героя в газете написали.

 

- Угадала.

 

- Да. О таких надо писать. Не все милиционеры взяточники. Ушел он, конечно. Не будет же здесь весь день.

 

- Ну, ты же взяла у него номер телефона? Райхан, зная Жанну, была уверена в этом. Та удивленно взглянула на, стоящую у ее стойки, девушку. Не выдержав ее пристального взгляда, опустила глаза.

 

- Да. Вот оставил. Вытащила из кармана халата, протянула визитку.

 

- Только перепиши и верни мне. Он сказал, что еще завтра придет. А меня попросил позвонить, когда я узнаю, согласен ли милиционер с ним говорить.

 

- Я сама позвоню. Райхан взяла у нее лекарства и вернулась в палату. Занесли обед. Она покормила Алихана и дала лекарства.

 

- Теперь отдыхай. А мне надо идти. Приду завтра. Она опять поцеловала его в лоб и вышла. Придя домой, сразу созвонилась с журналистом.

 

- Здравствуйте Анатолий, обратилась к нему по имени из визитки. Мне дала ваш телефон медсестра Жанна. Сегодня вы были в больнице, где лежит ваш брат. Там лежит участковый милиции, с которым вы хотите переговорить. Я могу вам в этом помочь. Он мой друг и мне разрешено к нему свободное посещение в течение дня. Райхан попросила с ним встречу. Она хотела бы с ним переговорить перед завтрашней встречей в больнице. Он дал согласие.

 

- Так о чем вы хотели со мной переговорить, Райхан? Спросил Анатолий после знакомства. Они сидели в летнем кафе . Туда прийти предложил мужчина. После работы ему хотелось поужинать. Здесь он бывал, и ему нравилась здешняя кухня. Райхан  согласилась на  мороженное. Анатолий оценил привлекательность девушки с большими глазами. Ее бойкий характер. Девушка же обратила внимание  на изучающий взгляд  мужчины лет  около тридцати. Приятной внешности. Хорошо одетого, но без галстука и пиджака. И потому, что, как говорит, часто  ужинает в кафе, имеет приличные деньги. Не каждый журналист имеет приличные деньги. Значит, он хорошо печатается. И газета известная в городе. Название она прочитала на визитке. Журналист, поедая свой ужин, обратил внимание, что собеседница к нему присматривается. За  немало лет своей работы, он не раз встречался с людьми и в большинстве своем для получения нужной ему информации. Были случаи, когда ему предлагали информацию, чтобы он, используя ее,  мог, как журналист,  силой печатного слова, помочь решить вопрос. Не всегда эти вопросы стоили вмешательства газеты.

 

- Анатолий. Я могу вас так называть? Обратилась, наконец, к журналисту Райхан.

 

- Конечно, ответил тот.

 

Райхан рассказала о своем брате Фархаде, который пытаясь задержать наркоторговцев, неумышленно повредил человеку селезенку, и тому в больнице сделали операцию. Мать его требует  привлечь  Фархада к уголовной ответственности. Повреждение экспертизой признано средней тяжести. Доказательств, причастности потерпевшего и его подельников  к наркотикам не было. Местный участковый решил помочь им и совместно с братом организовали задержание с наркотиками подельников потерпевшего. Расчет был на то, что  они, попавшись с поличным, признаются в распространении наркотиков и в том числе передачи их в тот момент, когда их увидел Фархад. И, что, действительно, ее брат пытался задержать одного из них. Тогда, обстоятельства, получения телесных повреждений, будут следствием рассматриваться, как попытка задержания преступника, а не обычная драка. Но этого не произошло. Ее брат, по- прежнему обвиняется в умышленном нанесений этих повреждений. В следствии случай с ним не связывают с распространением наркотиков. Только учитывают его помощь при задержании наркоторговцев, как характеризующий его с положительной стороны.  Райхан рассказала  о том, как участковый  спас жизнь Фархаду.

 

- Райхан. Я не совсем понял, зачем вы мне рассказываете о действии следствия в отношении вашего брата. Моей статье будет, говорится о подвиге участкового и, конечно о тех людях, которые принимали участие в задержании преступников.

 

- Я хотела, чтобы вы помогли нам.

 

- В чем может заключаться моя помощь. Я не имею права вмешиваться в ход следствия. Если вы  захотели со мной встретиться, чтобы я, используя свое положение, каким то образом повлиял на следствие, то, извините. Вы ошиблись. Тем более, я здесь не вижу  нарушений прав человека. В вашем случае нужна только квалифицированная помощь адвоката. Я согласился с вами встретиться, потому что вы сказали, что участковый ваш друг. И я, рассчитывал, что многое узнаю о будущем герое моей статьи. Также вы проведете меня к нему. И, благодаря этому, у меня сложится доверительная  с ним беседа. Анатолий замолчал и, отодвинув тарелку с остатками супа, пригубил  кофе. Это был известный  жест, по которому собеседнику  понятно, что  его могут еще   выслушать, но время ограничено. Девушка не могла трактовать такие жесты. Но, догадалась,  нужен  конкретный разговор.

 

- Извините. Я вам не все рассказала. Точнее, главного . В ход следствия вмешиваются влиятельные люди, с которыми  нам, простым,  даже с адвокатом не справиться. Тем более, нам не под силу нанимать дорогого и сильного адвоката. Руководство полиции  находится под их влиянием.

 

- Вы хотите сказать, что  в ходе следствия допускаются не просто ошибки, а оно ведется в угоду,  чьих то интересов.

 

- Да. Райхан облекченно вздохнула, услышав слова журналиста и заметив заинтересованность в его глазах. Она начала рассказывать, почему участковый помогал им. Потому что в его управлении отказались проверять объяснения ее брата о его встрече с наркоторговцами. Торопились арестовать.

 

- Мы узнали, что у парня, которому Фархад нанес повреждение, есть влиятельные родственники. Известные в городе люди. Они не допустят, чтобы их семью коснулись  наркотики. Мать потерпевшего работает в акимате. Ее родственник  еще больший влиятельный человек. Мать хочет , чтобы строго наказали  того, кто избил ее сына. И не желает слышать даже намека о наркотиках. Поэтому следствие и не делает ничего, чтобы связать конфликт брата с потерпевшим с наркоторговлей. Хотя факты очевидны.

 

- Как я понял. Ваш брат оказался очевидцем  передачи наркотиков. Даже пытался одного из них задержать. Но при этом нанес тому серьезные телесные повреждения, признанные экспертизой средней тяжести и подпадающие под уголовную статью. Участковый собрал материал, показывающий, что ваш брат  столкнулся с наркоторговцами. Но,   дело, ведется   только  по факту  телесных повреждений. Тогда ваш друг участковый вместе с братом и помощниками сами, не доверяя сотрудникам управления, устанавливают и задерживают наркоторговцев с наркотиками. Именно тех, кого и видел ваш брат. Но, следствие  не связывает  их  со  случаем, произошедшим с ним.

 

- Да.

 

- Вы хотите, чтобы  я, кроме  мужественного поступка участкового, написал и об  управлении милиции, следствии, где  несправедливо хотят привлечь вашего брата к уголовной ответственности.? После некоторого молчания,  раздумывая над услышанным, еще раз глотнув кофе из чашки,  спросил журналист. Райхан молча  кивнула, не отрывая взгляда от собеседника.

 

- Но, я думаю, что  участковый, будет против такой статьи.  Он сотрудник милиции и не захочет, чтобы от его имени распространилось в печати информация о работе их управления.

 

- Я знаю. От него вы бы не узнали о том, что я вам рассказала. Поэтому я попросила вас со мной встретиться.

 

- И, что вы мне хотите предложить? В голосе Анатолия, Райхан заметила нотки недоумения. Ее охватило сомнение в правильности  решения встречи с этим журналистом.

 

- Напишите от моего и  брата имени. Вот мы к вам обратились, и вы об этом написали. Я думаю, что, если в газете  появится такая статья, то  в управлении милиции  задумаются, стоит ли им  так поступать с моим братом. И влиятельные люди, прочитав в статье о себе, тоже задумаются, доводить ли им дело до суда.

 

- А как отнесется к этому участковый? Ваш друг Алихан? Ведь в статье придется и его упомянуть. Задал вопрос журналист.

 

- Конечно, упомяните. Он ведь совершил подвиг. Спас жизнь  Фархаду. А  его начальство считает, что  он не выполнил их требование и, действуя самостоятельно без их разрешения, подверг  опасности граждан.

 

- Из того, что я от вас услышал, получается так оно и есть. Проводит операцию по задержанию преступников, не  согласовав со своим руководством. Даже не сообщив в управление. На эти слова журналиста девушка ничего не ответила.

 

- Хорошо. У меня есть в управлении у кого я могу  разузнать о ситуации  с вашим братом и кто  такие эти влиятельные люди.  Как они влияют на ход следствия. Сказал Анатолий, увидев расстроенное лицо Райхан. Завтра с утра этим займусь. Мне нужно иметь достаточной информации, чтобы взяться писать статью.

 

- Значит, вы будете писать статью?  Большие глаза девушки, с надеждой, смотрели на журналиста.

 

- Вопрос, как писать. Ведь надо не только описать, сложившуюся ситуацию, но, как вы хотите, она могла повлиять на ход следствия. И даже, каким то образом, изменить  отношение руководства управления к участковому. С ним я тоже переговорю. Дайте ваш домашний телефон. В обеденное время я позвоню и скажу, когда смогу быть в больнице. Начало уже темнеть, когда они вышли из кафе. Анатолий на своей машине довез  девушку домой.

 

Райхан дома рассказала родным о встрече с журналистом. Они выразили  беспокойство тем, что статья может повредить Алихану . У  нее было другое мнение. Она считала, что это единственный способ восстановить справедливость. Утром к времени обхода врача, она была в палате  у Алихана.

 

Врач, Перт Ефимомчи,просмотрев Алихана,  сообщил, что   через три дня можно будет снять шов. Надо продолжать пить укрепляющие витамины.

 

- Там в коридоре к вам проситься ваш начальник  с капитаном, сказал он.  При этих словах взглянул  на , рядом стоящую Райхан, как бы напоминая ее недовольство при первом посещении подполковника. Девушка  улыбнулась в ответ . Больной с недоумением смотрел на  них. Он не успел задать вопрос, после ухода Петра Ефимовича, как открылась дверь.  Вошли Серик Болатович  и Елюсизов.

 

- Я вижу ты один здесь. Сказал подполковник,  поздоровавшись за руку с больным. оглядывая палату, где вторая койка пустовала. Алихан понял, что это не простое констатация данного факта. Посетителю не хотелось свидетелей их разговора.

 

 - Он не один. Я с ним. Сказала  девушка в белом халате, стоящая  у небольшого стола.

 

- Извините. Вы кто будете? Обратился к ней подполковник, догадываясь, что эта не медсестра.

 

- Я сестра человека, которого  он спас жизнь. И теперь я с ним. Последние слова девушки можно было понять по разному.  Серик Болатович понял одно. Она  не оставит больного с ними .

 

- Райхан. Выйди пожалуйста, попросил Алихан, поняв, что те хотели бы переговорить с ним без нее.

 

- Нет. Я  не выйду. Категорично заявила девушка, и прямо посмотрела на милиционеров.

 

- Ладно. Получается девушка не посторонний человек. Сказал   Серик Болатович, после некоторого молчания,   и присев на стул, спросил  у больного о его самочувствии. Сапар остался стоять рядом.

 

- Уже лучше. Через три дня снимут шов, ответил больной, отведя, наконец, свой взгляд от лица Райхан.

 

- Вот, пришлось Сапара вызвать на работу. Начал свой разговор подполковник. Ему еще не закрыли больничный, но согласился выйти на работу. Еще бы не выйти, если светить повышение, мелькнуло в голове участкового. Но вслух сказал

 

- Спасибо ему. Я не думал, что  со мной такое случится.

 

- Плохо, что не думал. А я тебя предупреждал. Хорошо хоть так обошлось. А, если бы. Даже подумать страшно. Кого то из вас . Серик Болатович не договорил. На секунду замолчал. Когда мне доложили, я в ту ночь не смог заснуть.

 

- Но, если бы вы, тогда поддержали своего подчиненного, этого не произошло. Не сдержалась, чтобы не высказаться, Райхан. Подполковник повернулся к ней. Девушка продолжала прямо смотреть на него. Он, ей ничего, не сказав, вернулся к больному. Тот молчал.

 

- В управлении отделом внутренней безопасности начато расследование, как там обозначили его, по непрофессиональным действиям  сотрудников административного отдела. Как ты понимаешь, это коснется не только  тебя.

 

- Да. Серик Болатович. Я понимаю, что подставил свое руководство. Готов нести за это ответственность. Хотите, я напишу заявление на увольнение, где укажу, что сам без ведомо руководства провел операцию по задержанию преступников. Признаю свою вину.

 

- Не бери все на себя. Тебя на это вынудили обстоятельства. Голос Райхан прозвучал громко. Рядом стоящий с ней капитан вздрогнул.

 

- Она права. Спокойно продолжал подполковник. Не горячись. Я не за этим пришел. В первых проведать тебя. Во вторых, предупредить тебя от опрометчивых решений. Я тоже не снимаю с себя ответственности. Если бы с тобой случилось хуже, чем случилось, я не простил бы себе.

 

- Вам, Серик Болатович, не в чем себя винить .Меня предупреждали. Объяснили ситуацию. Я не послушал вас. Не могли же  вы действовать в нарушении своей компетенции. В словах участкового можно было услышать , как бы понимание своего начальника, и в тоже время упрек в нерешимости поддержать своего подчиненного, который хотел справедливого решения вопроса.

 

- Ладно. Ты ни о чем таком не думай. Лечись. Если что нужно, скажи.  Сказал Серик Болатович.

 

- Я узнал, что, задержанные нами наркоторговцы, не признают, потерпевшего в больнице , своим подельником. И следствие, по-прежнему не связывает , получение им телесных повреждений, с наркотиками.

 

- Есть, такое. Ответил подполковник. Перед тем, как прийти к тебе, я заходил в следствие. Уголовное дело возбуждено по хранению наркотиков. Доказательств по их распространению у них пока нет.  Я, понимаю, Алихан,  твое огорчение. Ты пошел на их задержание, чтобы  получить доказательства причастия потерпевшего в больнице к распространению наркотиков. И, главное, факт их передачи при получении им повреждений. При этом, не доверился  ни сотрудникам отдела по борьбе с наркотиками, ни следствию. Не согласовал  с ними. Про себя уже не говорю. Поэтому и такой результат.

 

- Вы его  не поддержали. А Фархада хотели арестовать, сказала Райхан. Сапар бросил  на нее недовольный  взгляд.

 

- Вы сами мне говорили,  родственники потерпевшего известные в городе люди, которые  настаивают привлечении Фархада к уголовной ответственности, продолжил Алихан. И было понятно, что наше руководство находится под их влиянием. Потому что, собранный мной материал, в следствии не приняли к действию по установлению причастности потерпевшего к распространению наркотиков. Преследовали Фархада. Поэтому я и не стал с ними согласовывать свои действия. Рассчитывал  доработать материал и, уже  вместе с  задержанными  наркоторговцами и их показаниями,  передать им. Не получилось.  Я оказался здесь, а задержание оформили сотрудники отдела по распространению наркотиков и передали следствию. Которое, как я считаю, намеренно не связывает потерпевшего  в больнице с задержанными. И, ведут дело по нанесению телесных повреждений, при этом требуют от Фархада отказаться от первоначальных показаний, где  говорится о наркотиках. Якобы, это в суде может рассматриваться, как ложный донос.

 

- Я думаю, ты понимаешь, что следствию  претензии, о которых говоришь, предъявить  нельзя. Выслушав и немного помолчав, ответил Серик Болатович. Но,   с начальником следствия я переговорю.  Уточню ситуацию и,  узнаю, что можно сделать. Сказав это, взглянул в сторону Райхан.

 

- Фархад не изменит свои показания. Пусть на этом не настаивают. В суде и я буду, как свидетель. И мои помощники. Если они не хотят огласки, то  не доводят до суда. Сказал Алихан.

 

- Ты решил идти до конца. Ну, что же. Передам их начальнику ваше решение. С этими словами повернулся к, стоящей у койки девушке. Я на вашей стороне. Только вот, боюсь, что  возникнуть сложности с руководством управления. В это время открылась дверь и вошла медсестра с подносом лекарств.

 

- Райхан. Ты не пришла за лекарствами. Сказала она и передала той поднос.

 

- Ладно, Алихан. Поправляйся. Я к тебе вряд ли еще смогу зайти.  От Сапара узнаешь результат  моей встречи с начальником следствия. Кстати. Передай, имеющиеся материалы Сапару.  Подполковник пожал руку участкового и встал со стула. Его проводила медсестра. Райхан вытащила из тумбочки папку участкового и передала Алихану. Тот открыв ее, объяснил по материалам Сапару.

 

- Ключи от сейфа пока будут у меня. Там для тебя ничего нет. Потом сам приду  и разберусь.

 

- Ты действительно думаешь уволиться? Спросил капитан, выслушав  коллегу.

 

- Есть такая мысль.

 

- Да, натворил ты делов. Не послушал и меня. И стоило тебе на такое идти.

 

-  Извини. Теперь и твое повышение затормозилось. Перебил его Алихан. Ему не хотелось говорить об этом при Райхан.

 

- В опорном пункте некому работать.  Назначат  людей, там и видно будет. А пока ты поправишься, может и все успокоится. Вернешься еще.

 

- Что  ребята?

 

- В непонятках. Начальник управления весь отдел собирал.  Сказал, что после окончания служебной проверки примет решение. Сам понимаешь, в каком положении наше начальство. Больной молчал. Посетитель пожал его руку и ушел. Райхан присела на кровать и подала больному лекарство и  стакан воды.

 

- Спасибо тебе. Но, мне, кажется, тебе не надо было говорить о наших намерениях начальнику, сказала она. Фархад сам бы это сказал следователю.

 

- И его бы поместили в изолятор.

 

- Тебе не понравилось, что не послушала тебя. Прости. Не хотела тебя одного оставлять с ними. Он, одной рукой отдавая стакан, другой коснулся ее лица.

 

- Хочу, чтобы ты не оставляла меня никогда.

 

- Не будем спешить. Ты меня мало еще знаешь. Девушка встала и взяла со стола поднос. Неловкость  движений выказывало  ее волнение. Сказав – отнесу медсестре, вышла из палаты. Больной лежал с оставшимся ощущением прикосновения. Приятное волнение охватывало его. Райхан вернулась с подносом, на котором был обед.

 

Она  сидела на стуле у стола и наблюдала за больным, который ел суп из тарелки на подставке. До этого  он не мог этого делать. Сейчас уже не нуждался в помощи Райхан. Девушка смотрела, как двигаются скулы на худощавом вытянутом лице. Прямой нос, но не заостренный. Вспомнила, что именно на это обратила внимание, когда впервые увидела Алихана в опорном пункте милиции. Этот нос, глаза с  коричневым оттенком зрачков и темные брови, открытый лоб, слегка прищуренный взгляд, располагали к себе. Бывает, встретишь человека, а он чужой пока не узнаешь его. А бывает  с первой встречи, с первых слов знакомства, кажется, ты  знал его раньше. Так случилось и с этим участковым. С милиционером, которым она относилась  больше с недоверием. Так случилось, что они  на нее в ее короткой еще жизни успели произвести не доброе впечатление. А с ним  другое . Если в начале была отчужденность  из за милицейской формы, то потом она красиво приложилась  к его располагающему характеру. Форма, действительно шла ему. Может все это  сложилось, потому что он ей просто понравился. И даже не просто.

 

- Я съезжу домой. Сказала Райхан, когда  собрала посуду на поднос.

 

- Ты говорила, что сегодня придет мама.

 

- Да. Вечером. Мы с ней договорились встретиться у больницы. Отдыхай. Она вышла. Дома дождалась звонка журналиста. Он подъехал к дому.

 

- Я узнал о ситуации с вашим братом, сказал Анатолий, когда Райхан села в его машину.

 

- И, что.

 

- Все, как вы и говорили. Его  признают виновным в нанесении телесных повреждений средней тяжести. Следователю осталось приложить заявление от потерпевшего. О том, что от него  требуют отказаться от первых показаний, естественно нигде не говорится. Мой человек об этом не слышал. Также ему не удалось узнать, почему  задержанные наркоторговцы не признают  своим подельником потерпевшего. Узнал только, что их допрашивали всего один раз в отделе по борьбе с распространением наркотиков.  Закрыли в следственный изолятор. Больше не трогали. Дело находиться в следствии. Это странно. Далеко не часто милицией удается взять с партией наркотиков и причем сразу несколько человек. В таких случаях с ними работают и не ограничиваются одним допросом. Потому что есть возможность выявить сеть распространения наркотиков. А здесь уже передали в следствие. Ограничились статьей за хранение наркотиков. Получается, сотрудники специально не стали выявлять  эту сеть. В ней должен был оказаться и получивший повреждение от вашего брата. Сын влиятельных людей.

 

- Вот вы и напишите, как милиция борется с распространением  наркотиков. Одни задерживают, рискуя жизнью, другие  покрывают наркоторговцев. Голос Райхан был возбужден.

 

- Да. Это тема. Сказал журналист, заводя машину. Нужно обдумать. А пока поговорим с вашим участковым. Вы его предупредили обо мне?

 

- Нет. Сегодня приходил его начальник и сказал, что  по их случаю в управлении начата служебная проверка. Проверяют  и начальство отдела.

 

- Понятно. Пострадал сотрудник милиции. Могли пострадать гражданские лица. Начальники несут ответственность за работу своих подчиненных.

 

- Значит,  участкового накажут. Понизив голос, сказала Райхан.

 

- Не без этого. Анатолий взглянул на  девушку и почему то улыбнулся. Она импонировала ему. Своей непосредственностью. Повезло этому участковому с такой  девушкой. И он был бы не против, приударить за ней, хоть и намного старше. Хотя, вопрос, на сколько, старше.

 

- А чему вы улыбаетесь? Звонкий голос остановил ход мыслей журналиста. Он увидел удивленно смотрящие на него большие глаза.

 

- Не обращайте внимание. Вспомнилось. Когда переговорю с вашим другом, участковым, подумаем и, как отразить его ситуацию в статье. Они подъезжали к больнице. Когда они подходили к палате , выходила санитарка с  так называемой уткой в руках  для нужды лежачих больных,

 

- Алихан. Это журналист из газеты. Его брат тоже лежит здесь. Он узнал от медсестер про тебя и вот попросился поговорить с тобой. Сказала девушка, заметив вопросительный взгляд   в их сторону. Намеренно сказала   о медсестрах, чтобы  он не заподозрил,  будто она привела журналиста. Тот  поздоровался и назвал себя.

 

- Я решил, раз уж прихожу сюда к брату, то и к вам зайду. Познакомился с Райхан. Не буду скрывать и скажу сразу. Мне известна ваша с ее братом история. Он заметил укоризненный взгляд больного в сторону девушки, которая  стояла за его спиной.

 

- Зачем ты рассказала? Решила прессу подключить? А у меня не спросила. Недовольно высказался он. Девушка не успела ответить.

 

- Я вас понимаю. Сказал журналист. Он взял стул и сел на него. У меня есть предложение.

 

- Какое предложение? Я ничего рассказывать вам не буду. Не хочу, чтобы обо мне писали в газете. Не тот случай.

 

- Не спешите. Анатолий положил свою руку  на руку больного, как бы тем самым показывая, свои дружеские намерения. Выслушайте меня. Затем решите.

 

- Алихан. Выслушай. И, может, перестанешь на меня сердиться. Сказала Райхан.

 

- Больной молчал. Приняв это, как  согласие, журналист начал говорить. Сначало рассказал о том, что ему известно. Потом и о статье.

 

- Я в статье не буду  писать  о сложившихся отношениях у вас на службе, в связи со случившимся  с вами. Напишу, как вы спасли человека от возможной смерти. Затем о нем и о его сестре, которая рассказала, почему ее брат находится под следствием. От нее я и узнал, что он пытался задержать наркоторговцев. Но, его обвиняют  в нанесении телесных повреждений средней тяжести. Несмотря на то, что он же и помог участковому задержать этих наркоторговцев. Расскажу и о том, что в ходе выяснения всех обстоятельств, стало известно о влиятельных  родственниках потерпевшего. Назову их имена. И, мол, есть подозрение их  влияния на ход следствия.  Моя статья даст огласку дела. И, мы с Райхан, думаем, что  это остановит родственников потерпевшего писать заявление. Потому что, получается, за ходом следствия  присматривает  средства информации. Это же должно помочь изменить отношение к этому делу и вашему  руководству. Поверте мне. Алихан молчал. Райхан  подошла к нему ближе.

 

- Если мы этого не сделаем, то  твои старания окажутся напрасными в отношении Фархада. Если мы не можем доказать  причастность потерпевшего к наркоторговле, то  хотя бы попытаемся изменить ход следствия, чтобы не привлекли моего брата к уголовной ответственности. Да и с тобой, чтобы правильно решили. Сказала она.

 

- Статью я напишу, даже без вашего интервью. Как все знают, задачей средств информации  является отражения жизни общества в ее различных проявлениях. В том числе и с ее негативами. Давать им огласку, чтобы этим влиять на изменения ситуации.  У вас такой случай. И, я, как журналист, имея эту информацию,  не могу  ее пропустить. Тем более, когда ко мне обращаются за помощью. Но, мне хотелось бы и о вашем подвиге рассказать. Такое не часто случается в нашей жизни. Продолжил Анатолий.

 

- Хорошо. Наконец сказал больной. Только, перед тем, как она будет напечатана, покажите мне.

 

- Обязательно. Ответил журналист. Девушка, стоявшая у изголовья больного, наклонилась и поцеловала его в лоб. Она улыбалась, не скрывая своей радости. Смотря на них, улыбался и Анатолий. Райхан вышла из палаты, чтобы  дать возможность мужчинам  говорить наедине, также проследить, чтобы к ним в это время не вошел, кто  ни будь из медперсонала или еще, какой посетитель. Она вошла только после ухода журналиста, который обещал, что статья выйдет уже на следующий день.

 

- Устал? Отдохни. Я выйду на улицу. Подышу воздухом. Скоро и мама твоя должна прийти. Встречу ее. Райхан вышла. Алихан задремал. Он проснулся от  нежного прикосновения руки.

 

- Мама. Сказал он, открывая глаза и узнавая это прикосновение. Худощавое лицо женщины, с, морщинами на лбу, мешками под глазами, из которых стекали капли слез.

 

- Не плач. Сын протянул руку к ее лицу. Мать губами прикоснулась к его ладони. Прости, что заставил тебя волноваться. Сейчас все хорошо. Врач сказал, что  скоро выпишет меня домой.

 

- Я все знаю, сынок. По телевизору в новостях сообщили о задержании наркоторговцев и, что при этом ранение получил участковый инспектор. Догадалась, что это ты. Хотя твоя девушка говорит о аппендиците. Она слегка улыбнулась. Не стала ее переубеждать.

 

- Я не хотел тебя расстраивать. Его ладонь лежала на ее ладони.

 

- Слава аллаху, ты жив. И рана не глубокая. Она  наклонилась и поцеловала сына в щеку. Капли слез коснулись его лица. Сын обнял мать. В это время открылась дверь и вошла Райхан с подносом лекарств.

 

- Извините. Но, время принимать лекарства. Девушка поставила на стол поднос и со стаканом воды протянула больному таблетки.

 

- Вчера вечером, когда говорила с Райхан, спросила, что можно тебе принести. Она сказала – ничего не надо. Все нужное есть. Мать взглянула на девушку и на стол, где  на подносах лежали фрукты.

 

- Да. Здесь хорошо кормят. В больнице не на работе. У лежащего, какой может быть аппетит. Алихан улыбнулся. Приятно удивленный тем, что мать спокойно отнеслась присутствию девушки в палате.

 

- Не буду тебя расспрашивать, как случилось с тобой. Дома расскажешь.

 

- Как ты сама?

 

- Хорошо. Райхан вчера заходила. Поболтали немного. Услышав это, Алихан  посмотрел на девушку, которая стояла у койки.

 

- Ничего такого она не говорила. Сказала мать, заметив это. Да и меня ты знаешь. Не пытала ее расспросами. Отец твой приучил меня терпению. Все в свое время. Они еще некоторое время говорили. Больной поужинал. Затем попрощались. Мать ушла вместе с Райхан.

 

В квартире у Алихана собрались родственники Райхан. Они не были в больнице и вот пришли проведать его. Выразить благодарность за  Фархада, которого он не только спас от  ножа преступника.

 

- За что меня благодарить. Я втянул  в это дело и подверг опасности его жизнь. Сказал Алихан в ответ  на эти благодарности в его адрес.

 

- Вы сами многим  рисковали. Возразил дядя Фархада.

 

- И не  втягивал. Я согласился,  потому что мне самому это было нужно, чтобы оправдать себя. Вмешался в разговор Фархад.

 

- Вчера приходил участковый, с которым мы работаем  в одном опорном пункте. У него были некоторые вопросы по моему участку. Передал недовольство нашего руководства тем, что я не рассказал им о статье. Для них это было неожиданно. Честно говоря, я не подумал об этом. Все - таки в первый раз обо мне печатают в газете. Так и сказал напарнику. Там еще ведется служебная проверка. Мой руководитель Серик Болатович, как и обещал, говорил  с начальником отдела следствия по делу Фархада. Тот сказал, что  сам просмотрит  это дело.

 

- Пока следователь не звонил. Хотя, говорил, что  через пару дней вызовет к себе, а я за это время должен подумать об отказе  от первоначальных показаний по наркотикам.

 

- Наверно, статья начала действовать. Вмешалась в разговор Райхан, выходя  из кухни с подносом, где стояли угощения к чаю. По просьбе матери Алихана, которая еще была на работе, она начала накрывать на стол.

 

- Да. Статья  мне понравилась. Сказал Фархад, помогая сестре расставлять на столе угощения. Про Алихана хорошо написано. Не раздумывая, бросился на преступника, повторил он слова из статьи.

 

- Я ему  говорил, что слишком уж написано про меня, когда он приносил  для просмотра.

 

- Правильно написано, сказал отец Райхан, продолжая с женой с удивлением наблюдать за дочерью, которая уверенно вела себя в чужом доме. Только боюсь, что , не повредит ли она нам. Вот и руководство Алихана  недовольно. Да и журналисту и его газете  могут быть осложнения. Все - таки  там люди власти.

 

- Отец. Анатолий  опытный журналист. Так просто за такое не взялся бы. К тому же он говорил, что  статьей заинтересовались  в центральном телевидении.

 

- Когда он это говорил? Алихан пристально посмотрел на девушку, которая уже села разливать чай. Она тоже внимательно посмотрела на него. В его голосе она услышала ревностные нотки.

 

- Сегодня утром звонил. Спрашивал, как у нас дела. Узнал от меня, что тебя выписали из больницы.

 

- Больше ничего не сказал? Спросил Фархад. От его связей в управлении не было, какой либо информации.

 

- Я спрашивала об этом. Сегодня обещал еще позвонить. В это время открылась дверь и в квартиру вошла  ее хозяйка. Сидящие ,за столом, встали, кроме Алихана, которому еще сложно было вставать и ходить. Они подошли к женщине и каждый протянул ей руки. Девушка приняла от нее пакеты и сумочку.

 

- Да что вы . Я сама подошла бы. Похоже, ей было неловко, что гости поднялись со своих мест.

 

- Через некоторое время все вместе сидели за столом, где добавились продукты из принесенных пакетов.

 

- Извините, что без приглашения пришли к вам. Мы хотели проведать вашего сына и выразить ему благодарность за нашего племянника. И, конечно, наконец, познакомиться с вами. Дети наши, как мы видим, вхожи в ваш дом. С большим уважением рассказывают о вас. Хотим выразить и вам большую благодарность за воспитание такого героического сына. При этих словах отец Райхан встал с места. Встала и его супруга. Не остались сидеть и их дети. Он, в знак почтения и искренности своих слов, приложил руку к груди. Хозяйка дома тоже встала.

 

- Спасибо вам. Ваши дети замечательные. Ответила она. В это время зазвонил телефон, стоявший на журнальном столике. Фархад был ближе от стола к нему, поэтому , подойдя поднял трубку.

 

- Журналист, сказал он, узнав кто звонит. Назвав себя, молча прослушал Анатолия, затем положил трубку назад.

 

- Что он сказал, нетерпеливо спросила его сестра.

 

- В центральных новостях  в рубрике пресса скажут о его статье. Еще сказал, что делом о наркоторговцах, заинтересовалась прокуратура. Больше он говорить не мог, находится на каком то мероприятии. Слышался шум голосов. Просил передать Райхан, как будет еще информация, будет звонить.

 

- Да. Он говорил утром, что его направили на  открытие выставки, приехавшего из столицы  известного художника. Приглашал посмотреть. Сказав это, девушка улыбнулась и посмотрела на Алихана.

 

- Новости начнутся уже через полчаса. Фархад включил телевизор.

 

- Прокуратура это серьезно.  Но, к чему это приведет? Высказал отец девушки.

 

- Отец. Не переживай. Теперь за делом Фархада смотрит и пресса, и прокуратура. Анатолий говорил, что, в милиции не смогут его вести, как прежде. Вообще, могут дело передать  в областной департамент. Или даже прокуратура сама займется. На них уже так не смогут  влиять родственники потерпевшего. Даже задумаются, стоит ли им настаивать , чтобы довести дело до суда. Потому что  уже другое следствие выяснит связь потерпевшего с наркоторговцами. Убеждала дочь отца.

 

- И к Алихану  у руководства милиции изменится отношение. А то, они хоть и признают  его геройский поступок, но также и обвиняют, что подверг гражданских лиц опасности. Не хотят признать, что, если бы сразу  правильно вели следствие, этого не произошло. Поддержал сестру брат.

 

- Да. Будет пересмотр дела. За ним  будут сделаны соответствующие выводы в отношении и управления милиции.  Эти выводы,  может,  уже не настолько коснутся меня. Но я напишу рапорт на увольнение. До этого молчавший, сказал участковый.

 

- Почему увольняться. Имеешь специальное образование. Ты теперь герой. Известная личность. Учитывая ранение,  попросишься на другую службу. Не должны отказать.

 

- Это я для вас герой. И для других. А для любого руководства нашей милиции неудобный работник. Поступающий, вопреки их мнения.

 

- Давай сначала вылечимся. Райхан подошла к Алихану и положила руку на его плечо. А там видно будет. Парень   поднял голову и посмотрел на нее. Ее взгляд говорил- в любом случае я с тобой. Он положил свою ладонь на ее руку, что  на плече.

 

- Новости начались. Фархад повысил звук телевизора. Все прильнули в ожидании к экрану. Наконец дошло до рубрики – пресса. И первым  была сказано о статье в газете,  вышедшее в их городе. И о чем пишется в ней. О мужественном поступке участкового. О  влиянии на ход следствия местных  чиновников власти, крупных бизнесменов, где фигурируют их родственники.

 

Продолжение следует...


Поделиться:
     
Оставить комментарий: