Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Спецпроекты
Спецпроект "Письма"
С.А. Толстой. 1887 г. Апреля и. Я. Я.

08.02.2016 1100

С.А. Толстой. 1887 г. Апреля и. Я. Я.

Автор: adebiportal.kz


Получил нынче твое доброе письмо, как и ожидал. Одно очень нехорошо: это твое нерасположение к Файнерману. Что тебе может мешать человек? И как поставить себя в такое положение, чтобы не уметь обойтись с человеком -- обойтись, как с человеком, так, как ты найдешь наилучшим? -- Это что-то обидное и жалкое мне за тебя, что ты как будто имеешь врага. Это ужасно мучительно. А главное, за что ты так обвиняешь его? Зная его близко, его нельзя никак ненавидеть, а мож[но] только жалеть. Жену свою он ужасно любит. И теперь, когда она требует от него развод, и он посылает ей его, и она вместе с тем обещается приехать к нему и не оста-влять его, я вижу, как он страдает. Ненавидеть же его нельзя, потому что нельзя же его не назвать добрым человеком. Вообще, думаю, что если ты примешь какие-либо внешние меры для его изгнания, то сделаешь дурно,-- главное дурно для себя самой. Ну вот, милый друг, я сказал, а ты подумай, и сделай, как лучше. -- "Тае, по лучше как, значит..." Нын-че по обыкновению занимался. Колечка с Ф[айнерманом] пере-писывали. Выставили окно. Сейчас поеду в Ясенки. Была больная от лихорадки. Колечка нашел [хинин] и мы дали.


Да, Ольгушка Ершова просит рецепт от глаз для своей девочки. --


Работал нынче хуже всех дней, но не запутался. Больше новостей у меня нет. Твои новости хорошие, за исключением двух черных: -- одна с нарывами и физической распущен-ностью, а другой Лева, к[оторого] некому без Колечки и под-держать. Хоть бы он в себе поискал, нет ли там где Колечки маленького. Приеду я, когда Колечка уедет. А когда, не знаю. Ну, пока прощай. Только что пообедал, и мысли заснули. Обедали щи зеленые и кашу на сковороде, и ничего больше есть не хочется; а вечером чай с хлебом. Целую тебя и детей.

 

Л. Т. 

 

Был у меня вчера один мужик из Щекина. Помнишь, он б[ыл] посажен невинно в острог за сопротивление якобы властям и просидел два года, жена его ходила ко мне, и еще погорела без мужа. Он жил у нас зиму в работниках. Все говорят, что примерный мужик. Теперь у него ни лошади, ни семян, ни права идти на работу, п[отому] ч[то] за ним 13 р[ублей] недо-имки и не дают паспорт. Надо помочь ему, у кого есть деньги.