Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Жанры
Афоризмы
Афоризмы

Афоризм (от греч. aphorismos — определение, краткое изречение), обобщенная мысль, выраженная в лаконичной, художественно заостренной форме (обычно с помощью антитезы, гиперболы, параллелизма и пр.). В фольклоре к А. относятся поговорки и пословицы, в лит-ре — гномы или сентенции (А. без имени автора), апоф(т)егмы (А., приписанные определенному лицу), хрии (А. определенного лица в определ. обстоятельствах); А. морального содержания называется также максима. А. часто извлекались из лит. произв. (антич. и ср.-век. сб-ки), но бытовали и как самостоят, жанр (Ф. де Ларошфуко, Б. Паскаль, Ж. де Лабрюйер, Л. де К. Вовенарг, Г. К. Лихтенберг, И. В. Гёте и др.; пародические — у Козьмы Пруткова). См. также Афористика.     м.л. Гаспаров. АФОРЙСТИКА, вид словесного иск-ва, отражающий жизненный опыт в виде кратких по форме и обобщающих по смыслу высказываний-суждений. Афоризмы отличаются от т. н. крылатых слов своей логикосинтаксич. законченностью и самостоятельностью (ср. евангельское “Се человек” и “Человек — мера всех вещей...” Протагора); от пословиц—своей принадлежностью к письменной лит-ре, в связи с чем их смысл является более отвлеченно-нравственным, чем житейски-практическим, и чужд конкретно-веществ. образности (ср. “Без труда не выловишь и рыбку из пруда” и “Без труда не может быть чистой и радостной жизни” А. П. Чехова). 

В отличие от др. видов худож. словесности А. выявляет общее и типическое в действительности вне связи с особенным и индивидуальным и поэтому опирается не на изображение или выражение, а на суждение, работает не с образом, ас мыслью. Вместе с тем суждение в А. отличается от логич. силлогизма или науч. тезиса (типа “если Кай — человек, а все люди смертны, то Кай смертей” или “земля вращается вокруг солнца”), поскольку основано не на аналитич. самоочевидности и не на систематич. доказательствах, а на целостном духовном опыте, истина к-рого может быть только пережита, но не доказана (“В счастье живет спокойный, отказавшийся от победы и поражения” — “Дхаммапада”; “Прежде чем приказывать, научись повиноваться” — Солон; “В ревности больше себялюбия, чем любви” ?. де Ларошфуко; “Радости оплодотворяют. Скорби рождают” — У. Блейк). Возникая на пересечении морального и эстетического, А. может тяготеть либо к поучит, однозначности, что особенно характерно для “прикладной” А., извлеченной из состава догматич. систем и метафизич. трактатов (заповедь, совет, назидание), либо к парадоксальной многозначности, вбирающей противоречивость и превращаемость жизненных явлений и раскрывающей относительность всех моральных и логич. разграничений. 

Исходя обычно из противоположных или тождеств. понятий, А. соответственно сближает или разъединяет их, чем достигается своеобразный катарсис — очищение ума от предвзятости, односторонности. Содержат. основа А. — вся человеческая жизнь в ее конечном итоге и выводе, а не отд. наблюдение или переживание, поэтому суждения в А. не входят в конкретные (эпич. или лирич.) образы событий или настроений, но приобретают самодовлеющий, сверхэмпирич. и сверхэмоц. смысл, свободный от ситуативных и контекстуальных ограничений. А. как самостоят, вид словесного творчества следует отличать от высказываний, извлеченных из определ. лит. контекста, особенно принадлежащих не автору, а персонажу; к А., как правило, причисляются изречения, имеющие прямой и всеобщий смысл (а не характеризующие индивидуальность данного действующего лица) и совместимые сцелостным мировоззрением писателя (ср. в пьесе М. Горького “На дне” слова Сатина “Человек... это звучит гордо” и Пепла “Честь-совесть богатым нужна”); проблема вычленения афоризма из текста всякий раз является дискуссионной, поскольку связана с абсолютизацией конкретного, замыканием открытого и подвижного. 

Внутри А. выделяются сентенции и максимы, к-рые различаются своей теоретич. и практич. направленностью, требуют согласия или исполнения, содержат вывод или предписание (ср. “Статую красит вид, а человека — деяния его” Пифагора и “Чего не следует делать, того не делай даже в мыслях” Эпиктета). Выделяются также (гл. обр. в антич. А.) гномы — поучения, обычно стихотворные и анонимные, но иногда изрекаемые непосредственно от имени своего сочинителя (“Вот Фокилида слова: что за польза от знатного рода / Тем, у кого ни в словах обаяния нет, ни в совете?” — Фокилид), и хрии, передающие изречения мудреца в контексте биогр. или анекдотич. повествования о нем (“Когда он [Диоген] грелся на солнце в Крании, Александр [Македонский], остановившись над ним, сказал: „Проси у меня, чего хочешь"; Диоген отвечал: „Не заслоняй мне солнца"”). (Жанровая дифференциация А. понятийно и терминологически не упорядочена.) 

Речевой строй А. может быть близок определению (дефиниции) (“Счастье — это удовольствие без раскаяния”, Л. Н. Толстой) или призыву (лозунгу) (“Решись—и ты свободен!”, Г. Лонгфелло). А. тяготеет к структурной замкнутости, упорядоченности: ритмической (др.-греч. ямбич. моностих или элегический дистих, санскритская шлока, перс. бейт), синтаксической (параллелизм, инверсия), логической (тезис и антитезис) и т. д.

Источник: "Литературный энциклопедический словарь" под общей редакцией В.М. Кожевникова и П.А. Николаева, М., "Советская энциклопедия", 1987