Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Литературный процесс
Литературное наследие XIX века

12.10.2021 1334

Литературное наследие XIX века

Можно сказать, что в XIX веке было много казахских интеллигентов, принявших участие в изучении и обобщении литературного наследия, но их следует разделить на три группы, исходя из библиографических указателей Е.А.Алекторова, А.Н.Харузина, В.М.Сидельникова и других трудов, которые дают большое значение при изучении литературного наследия. К первой их группе относятся носители сведений, то есть информаторы, к русским фольклористам, занятым сбором фольклорного наследия. Имена многих из них нам не известны. Потому что российские ученые не оставили никаких подробностей о публикуемых ими материалах. Например, Г.Потанин и А.Диваев показывают, от кого они получили собранные материалы, а В.Радлов не имеет такого навыка. Среди учеников, приславших фольклорные рукописи Г.Потанину и Н.Ф.Костылецкому есть Чингиз Валиханов, так же можно отметить Х. Оскенбаева, М. Буркитбайулы, С.Акайулы, Т.Хангожина, приславшие фольклорные рукописи Н.Ф.Костылецкому, а такие люди как Е.Акынбекова, К.Амалдыкова, М.Шактыбаева дали многочисленные рукописи в помощь А. Диваеву. Их большой вклад в сбор и публикацию литературного наследия упоминается в казахском фольклоре только на словах, а их личности как первых собирателей фольклорных образцов и переводчиков на русский язык не изучены.

Вторая группа казахской интеллигенции занималась развитием литературного наследия XIX века - издавали от своего имени, помогая собирать и издавать образцы фольклора. О них много информации. Их имена сохранились не только в трудах российских ученых, но и на страницах российской и первой казахстанской прессы, публиковавшей собранные ими материалы, в различных записях и сборниках. Они опубликовали множество примеров литературного наследия в трудах «Түркістан уалаятының газеті», «Дала уалаятының газеті», «Киргизская газета», «Акмолинские ведомости», «Санкт-Петербургские ведомости» и различных отделений Русского географического общества. В эту группу входит более двадцати человек во главе с М.Ибрагимовым, Т.Сейфуллиным, А.Абдрахмановым, Б.Адиковым, М.Ж.Копеевым, Ж.Аймановым. Также «Средний жуз» (О.Альжанов), «Найман», «Забытый» (Ш.Кудайбердиев), «Гульбат», «Барон Кадо», «Степной», «Туземец» (оба А. Бокейханов), «Бабай Беркут» (О. Альжанов) и «Павлодар елінің қазағы М.У.» есть также те, кто публикует под псевдонимом. В этой группе их намного больше. По сравнению с библиографическим указателем В.М. Сидельникова 1969 года с библиографическим указателем только одной газеты «Дала уалаяты» (1996 г.) Жаке Тураков, Искак Шуленбаев, Мейрам Жанайдаров, М. Ботпаев и др. Мы также заметили, что имена собирателей и издателей фольклора до сих пор неизвестны. Если добавить к этому первых казахстанских журналистов, публицистов Ш.Ибрагимова, Д. Султангазина, А. Курманбаева, Р. Дуйсенбаева, так же не вошедших в список В. Сидельникова, и А.Бокейханова, А.Байтурсынова, которые были не названы из-за своих антинационалистических взглядов. Несомненно, число будет увеличиваться. Свои статьи и труды они не только не показали, но и передали российским ученым. В. Сидельников утверждает, что статья А. Бокейханова «Қобыланды батыр жырындағы әйелдер», написанная под псевдонимом «Туземец» А.Бокейхановым, считалась большим достижением отечественных исследований того времени.

Исследовательский подход этих двух групп казахской интеллигенции, чья работа имеет большое историческое значение в области сбора и публикации литературного наследия, отвечает требованиям филологической школы. В истории становления литературоведения эта школа, появившаяся в Германии в начале XIX века, находится в России с 1840-х годов. На наш взгляд, русские фольклористы, изучающие казахский фольклор, работали только в рамках школьной методики сбора, публикации, издательства книг, сравнения и обработки версий письменной версии, перевода на другие языки, написания комментариев. Их влияние коснулось казахской интеллигенции этих двух групп, проводивших работу в области освоения литературного наследия, и привело к тому, что Филологическая школа нашла отражение в Национальной научно-исследовательской мысли. Как и представители филологической школы в мировом литературоведении, первые казахские фольклористы обеих групп оставили без внимания проблему закономерности развития литературы как общественного явления. Они подготовили богатый материал для проведения исследовательской работы по национальному литературно-теоретическому, научно-исследовательскому мышлению, стремящемуся найти конкретную картину. В этом и важность заслуг представителей филологической школы казахского происхождения на пути рождения, становления национальной литературоведческой науки.

Казахские интеллектуалы этих двух групп подняли вопрос о целенаправленном сборе, публикации и научном изучении казахского фольклора. В результате из эпических песен «Ер Тарғын», «Қисса Қарабек батыр», «Хикаят Көрұғлы сұлтан», «Қамбар батыр», из лирико-эпических песен «Қозы Көрпеш-Баян сұлу», «Қыз Жібек», «Айман-Шолпан», эпических «Шәкір-Шәкірат», «Бозжігіт», «Сал-сал», «Зарқұм», «Сейітбаттал» и другие, из айтысов «Біржан-Сара», сказки, пословицы и поговорки стали отдельной книгой и стали доступны читателям. 260 книг, изданных в XIX веке, являются большим достижением в области литературного наследия. Это свидетельствует о том, что сбор и публикация литературного наследия велась особым темпом.

Первые исследования и успехи этих двух групп в сборе и публикации литературного наследия заставили другую группу казахских интеллектуалов выступить сначала в объяснительной и вводной манере, а затем последовало исследовательское мышление. Поэтому в третью группу казахских фольклористов, появившуюся в конце XIX века, входят исследователи, которые, помимо сбора и публикации образцов фольклора, работали над его научным изучением. Они работали в соответствии с исследовательскими требованиями историко-культурной школы, а не исследовательскими методами филологической школы. Основанная на Западе французским ученым И. Тэном (1828–1893), исследовательский метод этой школы был поддержан в России академиком А. Н. Пыпиным (1833–1904) и базировался на историческом принципе изучения литературного наследия.

Принцип историчности этого литературного наследия заложен в работах Мухамедсалыка Бабажанова, Б. Даулбаева, Т. Сейдалина, С. Жантурина, О. Альжанова, Р. Дуйсенбаева, А. Курманбаева, Д. Султангазина, Ы. Алтынсарина, А. Кунанбаева, Ш. Кудайбердиева, М. Ж. Копеева и др. нашли отражение в историко-этнографических статьях и работах в области фольклористики. Все они не могут быть затронуты, и они были рассмотрены в работах, проверяющих историю казахской фольклористики. Тем не менее, не будет преувеличением остановиться на научном характере научно-исследовательской мысли, поскольку в них целенаправленно не рассматриваются методологические проблемы научно-исследовательской мысли.

В произведениях фольклористов этого коллектива принцип историчности литературного наследия нашел отражение в двух разных направлениях. Первый – это произведения историко-этнографического характера. Это одна из характеристик исследовательского мышления, то есть стремление исследовать поиск пути к научному руслу. Статьи М.Бабажанова, Б.Даулбаева, Т.Сейдалина, С.Жантурина, О.Алжанова, А.Курманбаева, Д.Султангазина, М.Ибрагимова и других были посвящены таким жанрам фольклора, как народные песни и пословицы, загадки, которые повлияли на преобладание этнографического характера. Точно так же легко увидеть, что исторические и этнографические особенности преобладали в публикации эпических поэм и рассказов в форме книг. Например, знаменательным событием того времени был фольклорный сборник «Қазақ өлеңдері», составленный Т. Сейдалиным и С. Жанториным в 1874 году. Составители стремились охватить широкий спектр фольклорных жанров в этом сборнике, включая семнадцать фольклорных образцов, больших и малых, и рассмотрели их этнографически, чтобы выявить тематические, содержательные, художественные особенности.

Причина, по которой мы говорим об этих общеизвестных фактах, заключается в том, чтобы доказать, что отечественная исследовательская мысль полностью пробудилась в XIX веке в развитии нашего фольклора и начала работать в направлении культурно-исторической школы русской литературы. «В истории культурно-исторической школы был период неосознанных, стихийных тенденций, когда преобладала литературоведческая практика. Эта практика наметилась еще в трудах писателей и ученых ХVІІІ века и характеризовалась двумя моментами. Прежде всего – это был интерес к древнему периоду отечественной поэзии. Второй момент – интерес к народному творчеству. Это был период собирания и издания материалов народного творчества: песен, былин, пословиц, поговорок», - пишет ученый А.М. Крупчанов и показывает, что развитие фольклорного наследия в то время происходило не с помощью метода исследования в конкретной научной системе, а по общему характеру, стремясь выразить его образовательное и литературное значение. Именно такого уровня фольклора в ранних произведениях казахских фольклористов мы выделяем как третью группу. Однако благодаря работе этих интеллектуалов в области фольклорного наследия система филологических знаний в казахских степях получила широкое распространение, и стала формироваться тенденция смотреть на литературное наследие с научной точки зрения. Эстетическое познание, начавшее осваивать научные концепции и понятия, стремилось приобрести исследовательскую ценность, критическое мышление стало выражать четкое мнение по тому или иному произведению или проблеме. Первая казахстанская пресса внесла значительный вклад в это и в успешные шаги, предпринятые в области сбора и публикации фольклорного наследия. Наряду с другими русскоязычными изданиями, Туркестанская областная газета и Степная губернская газета публиковали богатое литературное наследие. Без преувеличения можно сказать, что они были не только литературными, но и центром общественной и политической мысли. «В целом за 15 лет «Дала уалаятының газеті» издалась около 704 раз, из них 331 номер содержит фольклорные материалы». Это означает, что большая часть богатства устной литературы пишется и исследуется. Хорошо и то, что в газете развернулась дискуссия об основной цели сбора и публикации литературного наследия. Предложение А. Бокейханова обратить внимание не только на издание фольклорных произведений, но и на историю литературы, а также начать публикацию произведений поэтов и поэтесс, привело к разногласиям.

В связи с предложением А. Бокейханова, Х. Сенгирбаева и автор под именем «Ш.Ч.» были за него, а против них объединились А. Шонаев и Е.Наурызбаев, это в иной раз доказывает, что вопрос освоения литературного наследия стал общенациональным. Кроме того, газеты способствовали популяризации и распространению литературных знаний. Об этом свидетельствуют краткие заметки, обзоры, рецензии и разного рода статьи в изданных в то время книгах и учебниках. Таким образом, мы делаем вывод, что XIX век был значительным периодом, полным исторических предпосылок до зарождения отечественной литературной науки.

Однако, как сказано в мнении Л.М. Крупчанова о первом этапе культурно-исторической школы, о том, что работа в области казахского фольклора носит только общий характер, это будет злоупотреблением исторической правды. Вообще в силу законов индивидуального развития литературная критика, как и любая другая отрасль науки, формируется у каждого народа со своими национальными особенностями. С этих общих работ, таких как сбор и издание, публикация в книгах, написание статей, начинается путь к научной систематизации и литературному анализу. Мы видим это в исследованиях великих личностей нашего народа, таких как Ш. Валиханов, Ю. Алтынсарин, А. Кунанбаев, А. Бокейханов. «В 60-80-е годы XIX века национальный фольклор стал появляться как отдельная отрасль общей филологической науки. С этого времени казахский фольклор собирался для научных целей, а академические или специальные коллекции теперь изучались с научной точки зрения. Великие сыны нашего народа Ш.Ш. Валиханов, Ы. Алтынсарин, А. Кунанбаев стояли в авангарде новообразованного казахского фольклорного дела», - отмечают в монографии исследователи истории казахской фольклористики. В их произведениях раскрывается второе направление исторического метода освоения литературного наследия, которое ярко отражено в отечественной исследовательской мысли. Это связано с тем, что, в отличие от историко-этнографического направления, в этом направлении четко просматривается исторический принцип, отвечающий требованиям историко-культурной школы, и глубина литературно-теоретической, научно-исследовательской мысли на европейском уровне.

Ученый С.Каскабасов отметил, что содержание и научная проблематика данной статьи отражают уровень исследовательского мышления того времени: «В статье поднимается несколько вопросов, которые очень важны для казахского фольклора. Это: история эпоса, дата исполнения песни «Кобыланды», виды казахского фольклора, поэт и его мастерство, выражение общественного мнения, образ женщин в песне «Кобыланды», их идейная функция. Мы полностью согласны с этим. В конце концов, это были основные проблемы отечественных исследований, которые в то время стремились говорить сами за себя. Это первый шаг в теоретическом анализе образной системы песни. Раньше мнение отечественных исследователей основывалось на историческом принципе историко-культурной школы, которая отражала исторические события в народных песнях, первое появление песни, легендарные строки и исторические данные. Автор статьи ищет это в сюжетной структуре песни. По этой причине он не сравнивает другие легенды и исторические факты.

Если мы посмотрим на развитие исследовательского, литературного и теоретического мышления в странах, где подробно изучается история отечественного литературоведения, на методы исследования, состоящие из исследования и неудач в его зарождении, становлении, проблемы истории литературы и теории в процессе литературного наследия. Хотя известно, что литературная критика каждой страны развивается со своими национальными особенностями, казахстанские национальные исследования, литературно-теоретическая мысль не прошли этот путь научного прогресса. Проблемы истории и теории литературы иногда конкретно, а иногда косвенно выражались в доисторических исследованиях, которые стремились найти первоисточники и основные каналы, ведущие к рождению литературной науки. Хотя никаких специальных научных исследований специально не проводилось, научные исследования, литературная и теоретическая мысль подняли вопрос изучения истории и теории литературы и сделали решительные шаги в направлении будущих исследований.

Хотя статьи и работы по любым вопросам в области литературного наследия играли роль в период, когда они были первыми зачатками казахского литературоведения, они не сразу обращались к сложным проблемам истории и теории литературы. Пройдя эволюционные этапы развития, научное качество повысилось благодаря законам индивидуальной проверки общего и индивидуального. Поэтому произведения и работы, непосредственно связанные с историей литературы, следует рассматривать отдельно, а исследования по теоретическим вопросам - отдельно.

Если условно назвать проблему исторического признания отечественной литературы произведением усвоения классического наследия, то можно увидеть, что исследования достигли значительных результатов. Для его определения важно знать историю литературы, творчество ее выдающихся представителей, сбор, издание и исследование произведений в области отечественной литературной критики. Это показывает, во-первых, истоки изучения истории литературы, а во-вторых, готовность отечественного литературоведения к рождению классического наследия. На наш взгляд, в развитии классического наследия исследовательские идеи признаются в трех различных направлениях.

1. Мнения, преобладающие в научной оценке.

2. Поиски в сборе и публикации литературного наследия и в издании книг.

3. Биографическое исследование (биография).

Имена представителей литературы, пусть и не многих, в фольклорных легендах, мифах, рассказах, исторических хрониках, наличие народных песен и стихов в устах народа вызвали высокую оценку идей, интерес к ним, поиск самодеятельной личности. Это привело к разъяснительным исследованиям их места в истории, литературе и культуре народа. Самое главное, что поиски в этом направлении создали когнитивное представление о том, что у казахского народа есть отдельная литература от фольклора. Однако исследования в этой области не смогли провести различия между фольклором и литературой. Для него было слишком рано. Поэтому проблемы фольклора и истории литературы смешались. Поэтому статьи в этой области носят историко-этнографический характер, сопровождаются критически-эстетическим мышлением и исследовательскими взглядами. Однако в ходе обсуждения выдающихся представителей истории казахской литературы о них высказывали научные и оценочные мнения. В связи с тем, что история литературы не стала предметом конкретных исследований, мнение в этом направлении не могло выходить за рамки общего смысла. Об этом российский ученый Л.М. Крупчанов: «Однако в истории культурно-исторической школы был период неосознанных, стихийных тенденций, когда преобладала литературоведческая практика. Эта практика наметилась еще в трудах писателей и ученых XVІІІ века и характеризовалась двумя моментами. Прежде всего – это был интерес к древнему периоду отечественной поэзии... Второй момент - интерес к народному творчеству. Тем не менее эти два момента не определяли специфики научной системы в литературоведении, так как носили слишком общий характер», - писал он, подчеркивая необходимость обратить внимание на ранний период национальной поэзии, который привел к формированию исторических принципов изучения истории литературы.

Использованная литература:

1. Кәкішев Т. Қазақ әдебиеті сынының тарихы. Алматы, 1994

2. Кәкішев Т. Қазақ әдебиеті сынының тарихы 2 томдық. Алматы, 2003

3. Келімбетов Н. Қазақ әдебиетінің ежелгі дәуірі. Алматы, 1986

4. Қазақ әдебиетінің тарихы.3 томдық, 6 кітап. Алматы, 1960-1967

5. Қазақ әдебиетінің қысқаша тарихы. Алматы, 1 том. 1999, 2 том. 2003

6. Мұқанов С. Қазақтың XVIII – XIX ғасырлардғы әдебиетінің тарихи очерктері: Алматы, 2002


Подписывайтесь на наш Telegram-канал. Будьте вместе с нами!


Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Adebiportal.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». Adebiportal@gmail.com 8(7172) 79 82 12 (ішкі – 112)

Мнение автора статьи не выражает мнение редакции.


(0)
Оставить комментарий:
Captcha

Самые читаемые