Одна из причин пристрастия людей к порочному – безделье. Когда б он возделывал землю, занимался торговлей, разве мог бы он вести праздную жизнь?
Абай Кунанбаев

Главная
Литературный процесс
Аскар Мукаев: Писать начал еще в колыбели

23.02.2020 1417

Аскар Мукаев: Писать начал еще в колыбели

Редакция Литературного портала взяла интервью у литератора, автора ряда произведений для детей и подростков Аскара Мукаева.

— Расскажите о себе.

— Как говорит герой одного фильма, всю жизнь делал то же, что и все – родился, учился, женился. Люблю читать, я заядлый книгочей, книжный червь. Играю в шахматы на среднем уровне. В молодости занимался легкой атлетикой. Учу детей в начальной школе, помимо обучения азам математики, русского и других предметов люблю воспитывать. Мой любимый моральный принцип — категорический императив Канта «Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой». Считаю, что все мироздание держится на этом законе. Жить по нему — значит обеспечить себе путь к воскрешению после смерти. Кроме работы, люблю еще и семью, и это моя главная стихия. Прихожу домой, а там пятилетний сын Ануар и двойняшки Айжан и Асанали. Очень люблю свою жену Марал.

— Когда и как начали писать?

— Писать начал, не поверите, еще в колыбели. То есть не писал еще, а уже что-то придумывал. Всегда слыл фантазером. Первые стихи написал в 9 лет, первые серьезные — в 21 год. С тех пор в багаже более 1000 стихотворений. Учился у Есенина, Пушкина, Брюсова, Гумилева. Вообще, я ведь много всего пишу. Обычные стихи, хокку, малая и большая проза, в основном фантастика, она мне ближе, наверно, потому что с нее началось знакомство с большой литературой. Жюль Верн – мой первый учитель в литературном творчестве. А еще Николай Носов, Герберт Уэллс, Айзек Азимов, братья Стругацкие, Александр Беляев, Станислав Лем, Сергей Лукьяненко, Рэй Брэдбери, Карл Саган.

— Что уже написали и опубликовали?

— Прозы много, стихов еще больше. Ко многому охладел, собираюсь серьезно редактировать, если смогу профессионально заняться литературой. Незаконченных вещей пруд пруди. Издал экологическое фэнтези для маленьких детей «Гринэйки», публиковался в журналах «Миша», «Колесо Астаны», на портале «Дошкольное воспитание», на «Литературного портале».

— Участвовали ли в каких-либо литературных конкурсах?

— Участвовал в онлайн-конкурсе авторов фэнтези в 2009 году, но ничего не выиграл. Ездил на форум молодых писателей в Ульяновск в 2018 году. Больше нигде не участвовал. Некогда, много работы в школе. Я и пишу сейчас мало, только на каникулах.

— Расскажите о своей семье. Какую роль она играет в Вашем творчестве?

— Большую роль. Семья — основа основ. Я люблю серию фильмов «Форсаж», в которых заглавная тема — семья. Я многие вещи написал благодаря жене и детям. Они меня вдохновляют. Жена моя не имеет отношения к литературе, но тоже любит читать. Благодаря ей я увлекся классическими детективами, в частности, романами Агаты Кристи.

Читайте также: Валерия Крутова: В Казахстане о казахстанских авторах говорят мало

— Вы очень любите детей, поэтому пишите для детей. Что повлияло на это — рождение собственных детей или работа в качестве учителя начальных классов?

— Писать я начал раньше, чем научился ходить, хотя это было, конечно же, устное творчество. Но для детей стал писать непосредственно работая с младшими школьниками. А рождение собственных детей породило еще больше произведений детской тематики.

— Кого из казахстанских или писателей мирового масштаба берете в пример?

— Их много. Фантастов уже называл. Из детских тот же Николай Носов, Корней Чуковский, Самуил Маршак, Сергей Михалков, Александр Волков, Марк Твен, Редьярд Киплинг. Из реалистов Лев Толстой, Алексей Толстой, Михаил Шолохов, Василий Гроссман, Антон Чехов, Максим Горький, Константин Паустовский, Михаил Булгаков, Джон Эрнст Стейнбек. Люблю романы-эпопеи. Рэй Брэдбери говорил про себя, что вместо институтов он закончил библиотеки. А я ведь тоже всю свою сознательную жизнь провел в библиотеках. С началом эры смартфонов я, правда, перекочевал в интернет-читальни. Времени нет, читаешь на ходу. Страшный цейтнот. В последнее время снова вернулся к старому доброму формату чтения книг, страницами которых можно шелестеть. Все-таки лучше привычной книги ничего не придумано. Фильмы почти не смотрю, в основном читаю.

— Наверняка Вы читали много отечественной литературы. Кто из казахских писателей оказал на Вас большее влияние?

— С отечественной, да простит меня читатель, знаком мало. Я вырос в России, провел в ней большую части жизни, до 27 лет. Я большой фанат русской классики и западной научной фантастики. А из отечественной литературы читал прозу и стихи Сакена Сейфуллина, стихи и «Слова назидания» Абая, «Кочевники» Ильяса Есенберлина, «Путь Абая» Мухтара Ауэзова, стихи Олжаса Сулейменова. Знаю, что надо прочитать всех казахских классиков, но времени не хватает. Я читал выше указанные произведения в русском переводе, о чем очень сожалею. Казахским я не владею, все в моей семье говорили на русском.

— Сколько времени занимает написание того или иного произведения?

— Я пишу очень долго, а редактирую еще дольше. Мой новый роман, первая глава которого опубликована в английском переводе писался пять лет. Я сторонник неспешной работы над произведениями. Хорошо отточенные вещи имеют больше шансов на обретение бессмертия.

— Раньше среди подростков был популярен образ мальчика Кожи из повести Бердибека Сокпакбаева «Меня зовут Кожа». Сейчас же дети больше интересуются персонажами Уолта Диснея, Гарри Поттером. Думали ли Вы о создании образа современного казахского героя, на которого хотели бы быть похожими казахстанские ребята?

— Нет, не думал. Я не сосредоточен на чем-то одном, пишу обо всем сразу. Сегодня — сказка, завтра — реализм, послезавтра — научная фантастика. По поводу Гарри Поттера: а зачем нам гнаться за чужими стереотипами? Герой, конечно, нужен. Свой, национальный, не похожий на других. Я об этом пока не думаю. Придумаю — хорошо. Не придумаю — напишут другие. Сейчас много перспективных авторов.

— Какова главная цель Ваших рассказов? Чему они учат? Что хотите передать подрастающему поколению?

— А чему нас учили книги нашего детства? Доброте, любви к окружающим. И я пишу о том же. Времена меняются, а цели сохраняются. Сейчас много говорят об экологии. Моя первая изданная книга рассказывала о маленьких волшебных человечках гринэйках, спасающих мир от экологических катастроф. А новый научно-фантастический роман, который я написал с вундеркиндом Исааком Мустопуло, вобрал в себя уйму тем: необходимость жить в соответствии с категорическим императивом, возможность мирного сосуществования цивилизаций, глобальная ответственность каждого за все происходящее на планете. Уверен, читателям будет интересно.

— Что думаете о ситуации с детской литературой в Казахстане? Известны ли имена молодых дарований в этом направлении? Есть ли будущее у книг для детей казахстанских авторов?

— Ситуация тяжелая. Может быть, когда-нибудь выкарабкаемся. Очень хочется в это верить. Есть ли будущее у авторов, в том числе у меня, покажет время. На данный момент все очень плохо. Есть очень успешные авторы, например, Лиля Калаус, но их единицы. Я верю, что сегодняшний кризис — временное явление.

— Какова обратная связь по поводу Ваших произведений от маленьких читателей?

— Я только в начале пути, к тому же мне некогда заниматься продвижением своих произведений. Моим школьникам нравится, я же всегда критичен в собственному творчеству.

— Какие из Ваших сказок или рассказов могли бы предложить в качестве сюжетов для анимационных фильмов?

— «Гринэйки» могу предложить. Идеальный вариант для экранизации. Новый роман в соавторстве с Исааком Мустопуло тоже вполне киногеничен. Я очень хотел бы попробовать себя в амплуа сценариста.

— Поддерживаете ли связь с литераторами, писателями, поэтами в Казахстане? Возможно, состоите в каких-либо литературных клубах или кружках?

— Много, где состою. Сижу в нескольких литературных чатах. В хороших, по-настоящему дружеских отношениях с двумя российскими писателями – фантастом Владимиром Софиенко и реалистом Николаем Стародымовым. В Казахстане знаю многих авторов: и молодых, и уже давно публикующихся.

— Есть ли желание выйти на международный уровень? Есть ли планы касательно переводов произведений на другие языки?

— Желание есть, а возможностей пока нет.

— Как удается совмещать писательскую и учительскую деятельность?

— Я сейчас больше учитель, чем литератор. Будет успех – вполне можно совмещать две деятельности, как Чехов совмещал врачебную практику и литературу.

— Ваши произведения фантастические и не только. Например, сказочная новелла «Волшебный поезд» про девочку Аиду. Про нее написано несколько произведений. Откуда берете прообразы героев, в том числе Аиды, или все они вымышлены?

— Аида — моя племянница. У Кэролла была Алиса Лидделл, у Милна — Кристофер Робин. У меня – Аида. В книге «Гринэйки» действуют персонажи Айжан и Асанали, названные так в честь моих двойняшек. Образы часто выдумываю, реже беру из реальной жизни.

— Кто из Ваших героев Вам ближе всего?

— Габриэль Кортес из нового романа. Такой же философ, как и я. Вечно ищет истину. Его прототип — старый добрый Фокс Малдер из любимого сериала детства.

— Талантливый человек — талантлив во всем. Вы также пишите стихи и для детей, и для взрослых, особенно проникновенны Ваши стихи о любви. С какого возраста начали писать?

— Серьезно начал писать с 21 года. Я не разделяю литераторов на поэтов и прозаиков. Пишу и то, и другое. Еще не пробовал писать драматургию. Тоже хотелось бы проявить себя в этом роде литературы.

— Что Вам дает писательство?

— Мне хочется этим заниматься. Я пишу — значит живу. Сколько себя помню — всегда пишу, но писателем себя не называю. Я – литератор.

— Кого бы хотели поблагодарить?

— Маму и папу за то, что воспитали меня, заложили основы нравственности и личной культуры. Супругу и детей за то, что они всегда вместе со мной. Создателя за то, что наделил меня даром писать.

— Ваша творческая мечта.

— Написать все, что задумано. Быть полезным планете. О своих планах никогда не говорю. Литераторы – народ суеверный. Я большой оптимист, и верю, что все получится. Как говорил Генри Дейвид Торо: «Мечты — это краеугольные камни нашего характера».

— Спасибо большое за интервью! Успехов!

Беседовала Малика Мурсалимова

Фото принадлежат Литературному порталу (adebiportal.kz)


Подписывайтесь на наш Telegram-канал. Будьте вместе с нами!


Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Adebiportal.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». Adebiportal@gmail.com 8(7172) 79 82 12 (ішкі – 112)

Мнение автора статьи не выражает мнение редакции.


Теги: Аскар Мукаев, Малика Мурсалимова
(0)
Оставить комментарий:
Captcha